sell_off (sell_off) wrote,
sell_off
sell_off

Китайские Горбачевы и Ельцины....но Китай устоял. 1989 год.

Оригинал взят у aleks070565 в Китайские Горбачевы и Ельцины....но Китай устоял. 1989 год.
Оригинал взят у oper_1974 в Китайские Горбачевы и Ельцины....но Китай устоял. 1989 год.



                         Чжао Цзыян - Генеральный секретарь ЦК КПК с 1987 по 1989.
    Был ведущим реформатором, внедрял в Китае рыночную экономику, боролся с коррупцией. Смещён с должности за поддержку студентов, выступивших на площади Тяньаньмынь в 1989 году. Последние 15 лет жизни провёл под домашним арестом. Умер в январе 2005 года в одной из пекинских больниц.
  Чжао Цзыян восстал в 1989 году против генеральной линии партии, отказался отдавать участников студенческих демонстраций в Пекине на растерзание. Вскоре Чжао Цзыян исчез из поля зрения общественности и имя его оказалось под запретом.
    Бытует мнение, что Чжао Цзыян в своем реформаторстве попал под влияние горбачевских призывов к перестройке и расплатился за это домашним арестом до конца жизни. Но он посмертно прорвал заговор молчания вокруг него и донес народу свое политическое завещание.
 Чжао Цзыян пришел к выводу о пользе демократии, пребывая под домашним арестом, который длился с мая 1989 года до самой его смерти в январе 2005 года.
     Он тайно надиктовал воспоминания на аудиокассеты, которые выносили из дома под видом записей детских песен и пекинской оперы.


В его записках, изданных под названием "Пленник государства" ("Prisoner of the State: The Secret Journal of Zhao Ziyang"), содержатся сведения о том, как функционирует руководство китайской компартии - система, известная своей закрытостью.
+++++++++++++++++++
  В 80-е годы в КНР активно проводились политическая перестройка и либерализация по советскому образцу, и лично Дэн Сяопин не раз подчёркивал, что политические реформы - одна из приоритетных задач руководства. И что главное – политическая ситуация в КНР процентов на 80 совпадала с тем, что происходило в СССР между 1985 и 1991 годами.
  Была и гласность, именуемая по-китайски - "прозрачность". Проявившая себя, как и у нас, в значительной степени - валом разоблачительных публикаций о коррупции, разложении и злоупотреблении власть имущих.     Так, в 1985 г. прогремело знаменитое "хайнаньское дело", в котором было замешано порядка двух тысяч высокопоставленных чиновников. Оно длилось три года и вполне могло сравниться с "узбекским" в СССР.
    Взять национальный вопрос - и тут совпадения практически один к одному.
Как раз во второй половине 80-х годов на окраинах КНР прокатилась волна массовых беспорядков на национальной почве - в Тибете и Синдзяне.
       Уже в 1987 г., согласно социологическим опросам, более половины пекинцев моложе 35 лет выразили недоверие правительству. Почти три четверти опрошенных говорили о "недостаточности демократических свобод в стране". Одним словом, если всё вышеперечисленное не перестройка "по-горбачёвски" и либерализация - то что тогда?
+++++++++++++++++
  Хотя напряжённость нарастала буквально с каждым месяцем, но тяньаньмэньская кульминация застала всех врасплох. 15 апреля 1989 г. внезапно умирает Ху Яобан. А 18 апреля на площади Тяньаньмэнь собралась первая студенческая манифестация. И одними из главных их требований были... отмена "несправедливого" постановления о снятии покойного с должности генсека КПК (своего рода посмертная реабилитация) и проведение его достойных похорон.
Уже 20 апреля на площади было больше ста тысяч человек, и у властей осталось два выхода: либо применить масштабное насилие, либо вступить в переговоры. Но правительство не сделало ни того, ни другого, проявляя откровенную нерешительность, мало-помалу переходящую в растерянность.
     ЦК и Политбюро раскололись. Одни во главе с действующим генсеком Чжао Цзыяном стояли за диалог и уступки, "старая гвардия" требовала решительных действий, многие, включая премьер-министра Ли Пэна – третьего человека во властной иерархии, колебались.
Что, пожалуй, было хуже всего - "либеральная зараза" поразила и вооружённые силы: командующий 38-й армией Сюй Цинсянь: самый молодой и перспективный военачальник НОАК, отказался выполнить письменный приказ Дэн Сяопина о вводе войск в Пекин. Следом за ним восемь генералов из высшего командного состава во главе с министром обороны подписали обращение к ЦК с требованием отказаться от применения силы и начать диалог с обществом.
 Ситуация обострялась с каждым днём - 19 мая толпа на площади освистала и закидала гнилыми яблоками Чжао Цзыяна, вчерашнего своего кумира, умолявшего демонстрантов разойтись. Стало ясно – если власти не вмешаются сейчас, то перспектива падения КПК и всего существующего режима становится неизбежной.
   И правительство начало действовать - и начало, что называется, с себя.
Генеральный секретарь Чжао Цзыян был снят, исключён из КПК и арестован. Его судьбу разделили более четырёх десятков членов ЦК - с формулировкой: "За допущенные контрреволюционные перегибы и попустительство".
+++++++++++++++++
   Как и каким образом было принято решение пустить армию в ход, неизвестно до сих пор. Зато хорошо известно другое. Как только ранним утром 4 июня части вошедших в город 27-й и 28-й армий сухопутных сил НОАК начали выдвижение, на их пути начали немедленно возводиться баррикады из автобусов, частных легковушек и такси, а хаотичные толпы мгновенно организовались в боевые отряды, готовые закрыть путь военным. Однако идущие на максимальной скорости танки прошли сквозь толпу, даже не заметив её, а баррикады были расстреляны с дальних дистанций.
  И тогда - по свидетельству иностранцев, а не данным китайского официоза, - вспыхнуло настоящее сражение. Свидетели говорят о стрельбе из сотен и тысяч автоматов, похищенных с армейских складов, о том, что танки и бронемашины забрасывали не только бутылками с "коктейлем Молотова", но и противотанковыми гранатами.
     Говорят также о множестве убитых солдат и полицейских, чьи тела носили следы жестоких истязаний, об улицах, буквально забитых горящей бронетехникой.
++++++++++++++++++
 "Беспощадно давя боевой техникой "живые щиты", сметая артиллерийским огнём баррикады, обмениваясь ураганным огнём с боевиками, бросая по пути горящие бэтээры, войска прорвались к центру Пекина и закупорили все выходы с набитой человеческими телами Тяньаньмэнь.
       Пыхая в предрассветном мареве белёсыми выхлопами солярки, вперёд двинулись урчащие танки с раскачивающимися антеннами. Из толпы полетели "коктейли Молотова" и булыжники. Когда бунтовщики поняли, что деваться некуда, было поздно: гусеницы перемалывали плоть, восходящее солнце купалось в ручьях крови, вопли ужаса и предсмертные крики рвали тугой тёплый воздух.
      Следом за танками на площадь вступила пехота с АК-47 наперевес. Всех, кто держал оружие, расстреливали или закалывали штыками. Такой же приём ждал тех, кто пытался выбраться с площади через армейские кордоны. Выжившим связали за спинами руки и приказали длинными шеренгами опускаться на колени - прямо в кровавую кашу. Потом её долго соскребали бульдозерами и грейдерами.
        В китайских мегаполисах производились массовые аресты. Пекинские улицы были вдребезги изуродованы стальными траками, и транспорт едва тащился по чудовищным колдобинам (даже спустя три года машины на залатанном асфальте ощутимо вибрировали).
       За стёклами автомобиля мы… видели безжизненные тела повешенных зачинщиков мятежа - летний ветерок покачивал их на столбах. Во дворах переполненных тюрем гремели расстрельные очереди. Больницы были забиты ранеными и полураздавленными, многих из которых вскоре вывозили прямо на кладбища…"
- из воспоминаний очевидца,Е.М. Малитикова, в составе делегации оказавшегося в те дни в столице КНР.


В продолжении тем:http://oper-1974.livejournal.com/206343.html





[+17 фото]











Сожженные заживо солдаты:









Subscribe
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments