sell_off (sell_off) wrote,
sell_off
sell_off

О третьем сроке Путина и 80-летии Распутина

Оригинал взят у philologist в О третьем сроке Путина и 80-летии Распутина



Для меня существует ощутимая разница между обычным конформизмом, заключающемся в лояльности к действующей власти и даже поддержке тиранов разного рода, и прямым призывом к репрессиям, посадкам, уголовным наказаниям и физическим расправам над неугодными. Разумеется, авторитарная и, тем более, тоталитарная власть всегда заинтересована в том, чтобы в ее преступлениях было замазано как можно больше людей, особенно если они известны, уважаемы и что-то из себя представляют. Особенно изощренно в травлю над инакомыслящями втягивали граждан в советское время. В период правления Сталина участие в истерии против «вредителей» и «врагов народа» было не только обязательным, но и почти всеобщим. Но и после смерти Сталина, до тех пор, пока не рухнул Советский Союз, известные днятели культуры время от времени должны были кого-то коллективно осуждать и требовать «применить соответствующие меры» в отношении диссидентов – Солженицына, Сахарова, Ростроповича и др.




При позднем Горбачеве и Ельцине ситуация вроде бы изменилась – уже не надо было требовать кого-то посадить, чтобы сохранить должность директора театра или остаться работать на телевидении. Более того, даже сейчас, после присоединения Крыма, еще можно быть доверенным лицом президента и одновременно выступать против насильственной клерикализации, религиозного фанатизма и желания чиновников и силовиков «построить» интеллигенцию, как это делает тот же директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Конечно, таких людей на таких должностях становится все меньше, а желающих выслужиться и поднять знамя борьбы с критиками президента, которые по мановению волшебной палочки превращаются в «национал-предателей», все больше. Уже нет с нами Екатерины Гениевой, уже и Юрий Пивоваров не директор ИНИОН, но тем не менее, деятели науки и культуры пока еще (надолго ли?) освобождены от повинности требовать ужесточения репрессий применительно к Макаревичу, Гозману, Навальному и прочим, на кого укажет госпропаганда. Напротив, многие даже в нынешних условиях все еще надеются на некоторую оттепель, пусть и совершенно напрасно.

Одной из главных точек, наметивших серьезный раскол российской интеллигенции в период третьего президентского срока Путина, еще до истории с Крымом стало дело Pussy Riot. Тогда нынешний режим впервые решил испробовать свои медиавозможности в манипуляции сознанием граждан для того, чтобы натравить их на даже внешне совершенно безобидных людей. Осуждали не бандитов, не шпионов, не олигархов и не политиков, а совсем молодых девушек из панк-группы. Осуждали коллективно и со всем неистовством, при полном благословении, одобрении и активном участии Русской православной церкви. Тогда попы и профессора, таксисты и кухарки, старые и молодые бесновались в едином дьявольском шабаше и, брызгая слюной и махая руками, громогласно требовали посадить, наказать, выпороть, унизить, растоптать, лишить гражданства и т.д. и т.п. За панк-молебен, в результате которого никто не пострадал и не было причинено никакого имущественного ущерба. Все это делалось, разумеется, ради самых светлых и добрых вещей – любви к родине и церкви.

Для меня дело пусек стало очень важной вехой в моем становлении как гражданина и формировании личного отношения к такого рода людям, нынешнему политическому режиму и гундяевской РПЦ. И я хорошо запомнил как тех немногих, кто решился тогда выступить в защиту девушек, вопреки колоссальному информационному давлению, так и тех, кто присоединился к травле.

Приведу небольшую выдержку их письма писателей-«патриотов» от 30 июля 2012 года: «Оправдывать религиозное кощунство, бесцеремонно обеливать преступных экстремисток, сознательно и целенаправленно совершивших заранее подготовленный акт надругательства над духовной святыней русского Православия и русского народа, могут только циничные деятели бескультурья, не имеющие за душой ни любви к России, ни уважения к ее тысячелетней истории. То есть они, "поборники демократии", стали соучастниками этого грязного ритуального преступления. <…> Мы уверены в том, что находящиеся под следствием экстремистки, совершившие сознательное надругательство над православной верой, православной святыней и чувствами православных верующих, обязаны понести соответствующее деянию уголовное наказание».

Фраза о "надругательстве над чувствами православных верующих" вскоре после этого письма была взята на вооружение и развита до целого закона, по которому уже несколько человек были подвергнуты аресту, включая "ловца покемонов" Руслана Соколовского.

Первое имя среди подписантов сего пасквиля – Валентин Распутин, которому сегодня исполнилось бы 80 лет. Это его 80-летие будут праздновать по всей стране на самом высоком уровне, проводить множество конференций, семинаров и встреч. Даже 17-й Форум молодых писателей Фонда Филатова решили в этом году провести на родине Распутина и по сути посвятить его юбилею.

Я здесь не оцениваю писательский талант Распутина, а просто вспоминаю об одном его человеческом поступке, который произвел на меня большое впечатление в том уже далеком 2012 году, когда каждый голос в защиту гонимых был на счету. Не сомневаюсь, что со временем и господин Прилепин может стать столь же почтенным писателем, 80-летие которого будут так же широко и помпезно отмечать по всей России. Да и Лимонов, которому вот-вот исполнится восемьдесят, тоже не бесталанный автор, не обделенный общественным вниманием. И все же, убежден, что спустя время это обязательно наложит отпечаток и на восприятие их произведений, в которых сквозь призму их жизни будут вычитываться совершенно новые смыслы, часто ускользающие от внимания современников, ибо тексты человека и его жизнь полностью друг от друга неотделимы.
Subscribe
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments