August 15th, 2013

Почему наши дети учатся все хуже?


Почему наши дети учатся все хуже?





Оригинал взят у 166509288 в Почему наши дети учатся все хуже?

Первоклассница (сентябрь 2012г)

Этот материал был написан российским преподавателем с 30-летним стажем, но он будет  интересен и украинцам, поскольку наша система образования находится в таком же глубоком кризисе. Поэтому данные размышления весьма и весьма интересны для Украины.

Когда я задаю этот вопрос, имею ввиду уже многократно облегченные тесты ЕГЭ, которые все равно продолжают оставаться неимоверно трудными для большинства выпускников, стабильные жалобы университетских преподавателей на уровень первокурсников, необходимость организовывать в вузах курсы повторения школьных дисциплин, а также общий уровень грамотности и культуры у сетевых пользователей юного возраста. Полагаю все это более надежным ориентиром для выводов, нежели все «выборки» и «выкладки» нынешнего минобра, вместе взятые. Потому что это очевидность.
Отдельные победы на международных конкурсах и олимпиадах тоже показатель скорее косвенный, чем прямой. И нет оснований для уверенности, что это победы именно «благодаря», а не «вопреки».
Чтобы ответить на вопрос заголовка, начну издалека. Из такого далека, который многим представляется совсем не имеющим отношения к делу. Но обещаю наглядно показать взаимосвязанность всех элементов моего повествования.
Итак, начнем по порядку.


1.Все больше внимания документам, все меньше внимания детям.

Сотни тысяч российских учителей летом 2013 года лишены отпуска. Нет, они не ходят в школу по звонку, но дома у них громадное задание: написание так называемых «рабочих программ». В среднем написание этих документов учителю, работающему на ставку, обойдется в срок от недели до десяти рабочих дней. Это если начинать в девять утра и вставать от компьютера в шесть вечера. Можно с уверенностью предположить, что лишь очень небольшое количество педагогов обладают такой организованностью и возможностями для работы дома, что справятся с заданием за десять дней, и дальше будут отдыхать. Для большинства, имеющих семьи, подработки и проблемы, это задание растянется на весь отпуск. Это задание, «висящее над душой», станет фактором, мешающим восстановлению здоровья. Достаточно бегло ознакомиться с современной теорией стресса и условий выхода из него, чтобы понять: учителям выход из стресса ныне заказан.
Кто считает без малого двухмесячный отпуск учителя чрезмерно большим, тот, по всей видимости, нуждается в пояснении, что — в силу невероятно высокой интеллектуальной, сенсорноной, эмоциональной нагрузок, а также высокой степени ответственности за других людей — профессия учителя считается одной из наиболее разрушительных для здоровья. Уж на что советская власть была щепетильна в своей борьбе с тунеядством и нетрудовыми доходами, но и она не отказывала учителям в большом оплачиваемом отпуске. Здоровье граждан у нас никогда приоритетом не было, но минимальные гарантии были. Теперь власть иная. Теперь гарантий нет никаких, ни в чем. И в охране здоровья тоже.
Кто-то спросит: что же это за «рабочие программы» такие, может, очень нужный документ, может, без него никак не наладить порядок в школе? Поясняю. Так называемая рабочая программа это план уроков на целый год в двух видах (то есть два плана по-разному написанных, разными словами и в разных табличках), включая домашние задания. То есть (барабанная дробь!..) учитель уже третьего, к примеру, сентября обязан совершенно твердо знать, какой урок у него будет, скажем, двадцать пятого мая и даже — что он или она после этого урока задаст на дом. От учителя требуется завидная прозорливость, но это еще не все. К программе требуется пространное объяснение того, что намеревается достичь учитель. И оформлено это объяснение должно быть в сентенциях, по глубине мысли соответствующих следующей «иностранный язык расширяет лингвистический кругозор обучающихся, способствует формированию культуры общения, содействует общему речевому развитию обучающихся» (взято наугад из примерного текста, произведенного методистами). И вот таких изумительно свежих слов должно быть начертано ни много ни мало около десяти страниц. Иначе Вам никто не поверит, что вы действительно понимаете, чем занимаетесь с детьми.
Стоит ли говорить, что это абсолютно бесполезные документы. Согласно школьной практике (не теории) приблизительно с третьего-четвертого урока вся запланированность летит в тартарары ( отмены и замены уроков, школьные мероприятия, непредсказуемое поведение детей, магнитные бури и пр.).В реальности приблизительно с третьего-четвертого урока учитель уже вынужден импровизировать, подчиняясь требованию текущего момента и ориентируясь на диалог с учениками. В лучшем случае набрасывает план непосредственно перед уроком. Программа нужна только для того, чтобы изредка с ней сверяться и регулировать темп. Но на эту роль достаточно учебника или перечня тем. Однако, прошу еще раз обратить внимание: данное абсолютно бесполезное писание под названием «рабочая программа» добавлено в качестве обязанности и на него истрачивается до десяти дней отпуска или несколько месяцев работы по вечерам если исполнение данного документа происходит в течение учебного года.
Я взяла здесь для примера только один пункт обязанностей, относящихся к так называемой «ненормируемой части рабочего времени учителя». Есть еще множество других, не менее затратных по времени и силам и не менее далеких от непосредственных обязанностей учителя (это обучение и воспитание детей, если кто забыл). Таким образом, рабочий день среднестатистического учителя растягивается до 10-12 часов, но при этом времени, непосредственно на детей у него становится все меньше и меньше. Практически съедается время на текущую подготовку к урокам, съедается внимание ко всем нестандартным ситуациям, о чем еще будет более подробно рассказано.
В прошедшем учебном году я отправила письменные запросы в Комитет по образованию правительства Санкт-Петербурга, в территориальную организацию профсоюза работников образования. Меня интересовал один конкретный вопрос: проводился ли кем-нибудь когда-нибудь хронометраж времени, потребного стандартному среднестатистическому учителю на выполнение всех требований налагаемых «современными» должностными обязанностями и стандартами.
Из Комитета по образованию пришла невразумительная отписка. Из профсоюза пришел ответ, что проводятся некие исследования и анкетирования, по завершении которых «информация будет доведена». Ответ был в январе 2013 года, сейчас июль. Никакой информации нет, и судя по фактическому отсутствию ответа на мой простой вопрос, никакой хронометраж или учет времени не проводится, прежде чем придумать учителям очередную работу.
Все делается вполне спонтанно и волюнтаристски, если принять за волюнтаризм «стремление реализовать желанные цели без учёта объективных обстоятельств и возможных последствий», как учит нас словарь.
Тем более, что «ненормируемая часть рабочего времени учителя» является, по фантастически удобному для управленца стечению обстоятельств, еще и неоплачиваемой. Ненормируемая и неоплачиваемая. То есть, сочиняй заданий учителям сколько хочешь, ничего никому за это не будет, ибо тратить бюджет на оплату дополнительной работы учителей не надо.. Зато оправдаешь собственное место, значимость и свою собственную -достойную — зарплату.
Это всего лишь штришок к сложной картине «оптимизации», имеющей целью максимальную экономию средств на образование.

2. «Россия недостаточно богата, чтобы позволить себе хорошую и широкодоступную систему образования»

Вот отрывок из интервью с Сергеем Евгеньевичем Рукшиным, датированного 23 ноября 2011 года и опубликованного на сайте сайте Санкт-Петербургских новостей http://www.spbvedomosti.ru/guest.htm?id=10293947%40SV_Guest
. Напомню, что С.Е. Рукшин – это учитель, который вырастил двух филдсовских лауреатов Григория Перельмана и Станислава Смирнова. А еще он доцент РГПУ имени Герцена, автор более ста научных трудов в различных областях знаний, и разумеется, заслуженный учитель России.
«Мы отметили десятилетие реформ в образовании. А сейчас входим в трагический виток, вот-вот минуем точку невозврата.
В 1983 году президент Рейган сказал в своем докладе о состоянии образования в США так: «Если бы хоть одно иностранное государство предприняло попытку навязать нам ту убогую систему образования, которая у нас предлагается, мы должны были бы расценить это как объявление войны».

Эти слова гораздо лучше подходят сейчас нам. Происходит это отчасти из-за того, что право определять направление реформ в образовании монополизировала каста «знающих, как надо»: большинство документов разрабатывают узкий круг людей, связанных с Высшей школой экономики, возглавляемой ректором Ярославом Кузьминовым. Я терпеть не могу конспирологические теории, но не могу не замечать, что один из основных разработчиков реформ, сотрудник ВШЭ, является представителем Всемирного банка по вопросам образования в РФ. А в 2005 году я был в США на международном семинаре и там встретился с Элен Вулфенсон, женой бывшего президента Всемирного банка. И она сказала: «По нашему мнению, Россия недостаточно богата, чтобы позволить себе хорошую и широкодоступную систему образования». Неужели мы должны руководствоваться мнением именно этих людей о том, какая система образования нужна нашей стране?

Когда люди, напрямую ассоциированные с Всемирным банком, разрабатывают и хвалят реформы, впору вспомнить Уинстона Черчилля: если ваши политические противники хвалят вас, задумайтесь, на правильном ли вы пути.

Фактически никто из профессионалов в области образования не имеет права голоса не только при написании судьбоносных для страны документов, но даже при их обсуждении».
Время идет, и все предсказанное сбывается.
Итак, стратегия руководства современной российской школой плодится в недрах учреждения, именуемого Высшая Школа Экономики. Именно там, судя по всему, созрел идейно этот замечательный документ «Закон об образовании», по которому начинает жить школьная система России. Закон, в котором почти ничего не сказано конкретно и потому может быть истолковано как угодно. Например, я очень долго пытала консультанта на педагогическом сайте по поводу эталона рабочей программы. Откуда он берется, кто его проверяет. Оказалось, новый закон возлагает на учителя обязанность данного сочинительства, почти цинично называя ее правом (хорошо, что не льготой). И почему-то (несмотря на продекларированную свободу) имеются некие требования к этим опусам, к их форме и содержанию, и эти требования гуляют по инстанциям, доводятся до учителей. В этих требованиях прописаны даже размеры полей и кегль шрифта. Попробуй учитель возьми не тот кегль, и сомнения в его или ее профессионализме будут тут же посеяны в головы неких проверяющих, желающих пока оставаться неизвестными. И все это передается буквально « из уст в уста». Ни одной бумаги, ни одного официального образца, подписанного официальным лицом, несущим за это ответственность, нет. То есть требования к учителям будут, а ответственности руководства не будет. Ответственность на учителей переложена, а свободы не дано. Вот такой закон, применимый в одностороннем порядке. Если это вообще можно назвать законом.
Аналогично происходит с такой нормой как рабочее время учителя. В старом законе была определена 36-часовая рабочая неделя учителя как максимально допустимая. Немного сокращенная по сравнению общегражданской 40-часовой. По понятным причинам сокращенная, по тем же, по которым удлинен отпуск. Так же было и при советской власти. Норма эта не соблюдалась, ибо никаких механизмов, гарантирующих ее соблюдение не было. Но все же можно было на нее хотя бы сослаться в некоторых случаях.
В новом законе исчезла цифра, определяющая допустимый максимум рабочего времени. Оставлена странная формулировка «Педагогические работники имеют следующие трудовые права и социальные гарантии:1) право на сокращенную продолжительность рабочего времени;». И все, никаких цифр. Что такое в данном контексте сокращенная продолжительность? Насколько сокращенная, по сравнению с чем?
Можно с уверенностью предположить, что право на сокращенную рабочую неделю педагоги уже потеряли. Где был профсоюз работников образования в то время, когда отбиралась у учителей эта норма, пусть слабо, но хоть как-то их защищавшая, это вопрос риторический. Но не все еще потеряно: остается общегражданская норма: не более 40 часов в неделю, представленная в Трудовом кодексе.
Так вот, реальная продолжительность рабочей недели учителя сегодня как уже говорилось, перекрывает общегражданские 40 часов и подходит 50, а то и к 60 часам.
Нам дан неприменяемый закон, вертикаль власти, заточенная на дешевизну и тотальный контроль, ответственность за все провалы управления, без свободы что-либо изменить.
Холодок по спине и ассоциации со всеми известными антиутопиями.
Может показаться (и такая мысль усиленно проталкивается) что бумагооборот рождает такую блестящую «технологичность» учебного процесса, что уже и не нужно никакой учительской личности и никакого учительского внимания к детям, что все буже двигаться отлаженно как часы(или если хотите компьютер) само собой. Главное, все «прописать». Концепт, рассчитанный то ли на наивность, то ли на отключенное критическое сознание. Выдрессированный бумагопроизводитель – заменяемая шестеренка в процессе, значит, более сговорчив и менее привередлив, нежели личность, обладающая настоящим профессионализмом и к тому же собственными ноу-хау. Написал не в той клеточке не то слово, и где же твой профессионализм? Поди вон. Дегуманизация образования (а это именно она) представляется кому-то источником экономии средств, оправдывающим все минусы.. Хоть на деле и экономии средств нет, так как именно дегуманизация порождает все разбухающий аппарат контроля. Но кто это считает?
Но вернемся к нашим детям и их месту в этой «современной» школе.

3.Чему и как учит перегруженный учитель.

Я не призываю здесь пожалеть учителей — эту многочисленную категорию российской интеллигенции, которая действительно успела зарекомендовать себя не с лучшей стороны на политическом поле, участвуя в фальсификациях выборов. Не прошу сочувствовать этим людям, демонстрирующим часто моральную амбивалентность, готовых нередко закладывать друг друга за копейку, а то и просто за ласковый взгляд хозяина (простите, директора). Не прошу помогать им, которые вызывают раздражение громадной массы российских родителей вынужденных провожать детей в учреждения, отнимающие здоровье и не дающие знаний, вина за что автоматически присваивается учителю (а кому же еще?).
Я призываю, собрав остатки здравого смысла, вникнуть в школьную кухню, чтобы понять, что и как влияет на самочувствие, внутренний мир и развитие ваших детей. Чтобы не попадаться на удочку манипуляторов нашим сознанием, выжимающих с помощью лжи последние соки из нашей системы образования, а заодно из нас всех. Чтобы знать, чего требовать и как действовать в конкретных случаях .
Недавно я стала свидетелем случая, очень показательного для рассматриваемой нами темы. Коллега давала открытый урок. Кому неизвестно, что такое открытый урок, поясню вкратце. Это урок, на который могут прийти посторонние люди и, сев где-то за спиной учеников, посмотреть как работает учитель. Применяются открытые уроки для обмена опытом и для оценки профессионализма учителя.
Опыт показывает, что в большинстве своем открытый урок – это срежиссированный в той или иной степени спектакль, не имеющий никакого отношения ни к реальной практике данного учителя, ни к фактической успеваемости данного класса. Разумеется, с «умными» детьми проводить открытые уроки легче, чем с «отстающими», но к результату эффектность открытых уроков имеет очень опосредованное значение, а эффектность – здесь главное. Поэтому только немногие особо отважные, уважающие себя и детей, рискуют проводить открытые уроки без режиссуры.
Проводились открытые уроки и в советское время. Во времена нынешние они проводятся рьяно и с энтузиазмом. Еще бы, этот вид деятельности позволяет занять большое количество людей якобы важным делом. Учителя, получающие «опыт» сняты с уроков (которые сперва были запланированы по строгому распоряжению свыше, а теперь. видимо, с такой же легкостью отменены). Учитель, показывающий свой «опыт» может покрыть блестящим перфомансом недостатки и проблемы своего преподавания. Пишутся отчеты, ставятся галочки. Сияют «технические средства обучения» :компьютер, интерактивная доска, пришедшая на смену мелу и краске. Легко возникает ощущение эйфории и те, кто желает с помощью этой эйфории уйти от проблем, получают нужный результат.
Стрессовый фактор для детей, вынужденных публично отвечать, никогда не учитывался. А в последнее время находит место теория, согласно которой дети должны «привыкнуть» к публичной работе на уроке, потому что тогда они перестанут «стесняться», поэтому, чем больше открытых уроков, тем лучше.
О том тошнотворном эффекте, который имеет на внутренний мир ребенка любая фальшь, в том числе и фальшь открытого урока, не говорил громко никто и никогда. Но мы все это помним по своим школьным годам.
Так вот. Вернемся к моей коллеге. Она именно из тех, кто не опускается до предварительной муштры детей. Не юная, но моложавая энергичная, доброжелательная и внимательная к ученикам. С солидным собственным опытом работы, но добросовестно старающаяся реализовать тезис о «непрерывном образовании» в той интерпретации, которая видится «специалистам» из ВШЭ, а именно — овладеть в совершенстве всеми техническими средствами обучения, непрерывно посещать курсы повышения квалификации по предмету и по педагогике вообще, участвовать во всевозможных научно-методических мероприятиях. Плюс у нее еще классное руководство и нагрузка намного больше ставки .И вот, в конце года, когда надо спешно отчитаться об одном из этих «педагогических достижений» (я цитирую буквально, это именно так и называется) она организует открытый урок, приглашая коллег, настроенных вполне доброжелательно.
Вначале все идет отлично: дети поднимают руку, легко отвечают с места, светится интерактивная доска, учитель раскован и часто шутит, дети и гости смеются, обстановка непринужденная. У гостей, правда, в какой-то момент начинает складываться впечатление, что они чего-то не понимают. Но это неважно, ведь здесь собрались преподающие в других классах и другие предметы, все понимать невозможно. В кульминационный момент урока согласно «технологии» дети должны что-то там самостоятельно сформулировать. Подчеркну, что класс способный и успевающий. И вот, они должны что-то сформулировать. Но не формулируют, молчат. Момент этот заминается (время идет!), урок доводится до звонка, и дети покидают класс. В обсуждении после урока учитель недоумевает: как же так, они же сами должны были задать вопросы, почему же не задали.
Почему дети не задали вопрос и по всей вероятности ничего не усвоили из этого урока, проведенного по всем правилам «технологии»? Этот вопрос мучил и меня некоторое время после урока. Пока я не вернулась к началу и не поняла, что в ходе подачи материала была нарушена логика ;в начале урока был задан вопрос по конкретному разделу предмета в одном аспекте, а весь последующий урок шел совершенно в другом аспекте и из другого раздела, без объяснений и переходов. Объединял, один текст, поэтому казалось, что урок целостный. Но осмысление шло хаотично. И в блеске различных «приемов» и «средств» данный прокол остался незаметным.
Чего не хватило учителю при подготовке урока? Не хватило времени сосредоточиться, подумать.
Ох, неправы те, кто полагает сделать из человека автомат.

4. Когда нет времени подумать.

Прошло тринадцать лет с тех пор как я начала работать в школе. С первых дней у меня родилось нехитрое ноу-хау: обязательно проанализировать прошедший урок по горячим следам, записать все впечатления тут же после звонка на перемене. Что получилось, а чем я осталась недовольна. Что привлекло внимание прямо и очевидно и что замечено боковым зрением. Очень важную часть записей составляло то, на что не хватило времени по ходу урока. Это могла быть и «западающая» тема из прошлого года у кого-нибудь из детей, и забытая дома в тот день кем-то тетрадь с домашним заданием ( добьюсь, чтобы показал мне ее в следующий раз), и неожиданная успешность неуспешного ученика в каком-то особом виде работы (развить и поддержать), и просто идея интересного занятия, возникшая словно ниоткуда по ходу работы, и многое другое. Следующий урок я планировала, всегда просмотрев последнюю запись. Это стяжало мне в короткий срок славу училки терпеливой и въедливой, у которой невозможно «откосить» и у которой даже двоечники зарабатывают свою тройку в поте лица. Но самое главное и неожиданное – это вызвало большое уважение детей,( которое мне высказала завуч полушепотом в доверительной беседе на фуршете по случаю какого-то праздника, в дальнейшем именно в такой таинственной форме мне сообщались все оценки моих педагогических «достижений», я и до сих пор не являюсь «передовиком» на этом производстве).Итак, уважение. А работала я в школе самой простой, не гимназии, и с классами девиантного поведения в том числе.
Пишу это со слезами на глазах, понимая, как неиспорчены еще дети до определенного возраста, как отзывчивы на доброе, и как портим их мы сами. Помню историю из своего детства. Подружка из класса помладше пожаловалась, что их учительница литературы, а у них учителем литературы была директор школы, никогда не проверяет сочинения, запирает их у себя в шкафу, а потом теряет. Это понятно, директор – человек занятой. Но кто услышит детей, которые трудились, вкладывали всю, может быть, душу в этот труд? Кто измерит заряд цинизма и равнодушия, сообщаемый подросткам такими поступками взрослых?
Могу с уверенностью сказать, что сверхзанятость учителей различными надуманными обязанностями, не имеющими прямого отношения к ученикам, порождает массовое явление историй, подобных вышеописанной и плодит отвращение к школе, а зачастую и ненависть к ней, и девиантное поведение, которое захлестнуло школу в последние годы.
Стоит ли особо упоминать, что мое ноу-хау первых лет работы не только не пригодилось больше никому, но и мне со временем стало им пользоваться невозможно, так как на перемене у меня масса предписанных свыше обязанностей: электронный журнал, отчеты, справки, планы мероприятий и много-много всего остального. Таким образом, у меня нет больше времени анализировать, размышлять и записывать. Так за меня решили свыше. Так же свыше решили, что я просто должна составить один план сразу на год и работать по нему. Учитель-автомат объясняет, дети-автоматы запоминают. Все идет как на конвейере( недаром же так полюбилось это слово «технология»). Нет ни вчерашних дискотек, ни резких смен погоды, ни карантинов, ни экскурсий. Ни просто мечтаний, ни просто взрослений, ни влюбленностей, ни родительских разводов. Все просто как в банке. И даже – ну не совсем же тупицы сидят наверху – милостиво оставили специальную графу, в которой должно объяснить изменения отдельных тем уроков и пропуски занятий. Но изменений должно быть не больше какого-то там процента.
Доказывать, что выкидывание даже одного урока ведет – по принципу домино – перестройку всего курса, некому. Говорить, что скорость усвоения отдельных тем может зависеть от успешности их изучения по смежным предметам, некому. Объяснять, что планирование на год вперед игнорирует отдельного ученика, несмотря на все попытки «индивидуализировать подход», придуманные составителями этой схемы, некому.
Обратной связи: от практикующего учителя наверх, к теоретизирующим канцеляристам — нет.

5. Дегуманизация образования в отечественном бюрократическом исполнении.

Век информации породил во всем мире соблазн превознесения этой самой информации выше основных гуманитарных ценностей и, прежде всего, выше человеческой личности. Несмотря на то, что ценность личности непрерывно декларируется, на самом деле эта ценность непрерывно девальвируется. Это происходит во всем мире. Но у нас, как всегда с особенно жестокой нелепостью так свойственной нашей ментальности.
Как уже говорилось, вся политика государства ( в лице ВШЭ, а также громадного бюрократического управленческого аппарата образования) направлена на то, чтобы отобрать у учителя возможность думать. Это и – как уже говорилось- перегрузка всевозможными занятиями, семинарами, конференциями, отчетами, «анализами», планами. Это и постоянная бомбардировка специфической терминологией, обозначающей вполне обычные вещи, но насильственно замещающей нормальный язык и внедряющей эдакий птичий новояз в качестве научных «достижений». Например, последним «достижением» была смена слова «учащийся» на слово «обучающийся», чем далеко не исчерпываются лингвистические экзерсисы чиновников. Это и невыносимые подчас бытовые условия в школе: адский темп, многозадачность, отсутствие возможности поесть спокойно или вообще отсутствие возможности поесть, отсутствие места, где можно присесть на минуту, прикрыв глаза, и отсутствие места, где можно положить свои вещи. И речи не может быть, чтобы просто поразмышлять.
О потрясающей безграмотности реформаторов средней школы я уже писала в статье «Голый король образовательной реформы»http://www.proza.ru/2012/12/08/957
Такая ситуация не может не оставить следа на здоровье и умственных способностях. Подавляющее большинство учителей страдает соматическими заболеваниями, вызванными психологическим перенапряжением, тревожностью, переработками. Учителя страдают профессиональными деформациями, например, монологизмом – способностью вести диалог, не слыша собеседника и продавливая только свое мнение. Учителя страдают профессиональным выгоранием – эмоциональной опустошенностью и ненавистью к своей профессии. Все эти страдающие учителя (а их, повторяю, большинство за некоторым исключением) вынуждены скрывать свои страдания, так как помощь для них в таких случаях практически не «прописана», а если и «прописана» то денег на нее не отпущено и все мероприятия в этом направлении поводятся «в пользу бедных». И учитель, признавшийся в том, что он «выгорел», будет, скорее всего, просто уволен. А ведь это люди, которым надо на что-то жить и кормить семьи. И вот они скрывают свое состояние, маскируют его приклеенными улыбками и вымученным бодрячеством, и продолжают ходить на работу. И, как вы думаете, какое психологическое влияние оказывают такие люди на детей?
Так, что, дорогие родители, если в дневнике дочери вы видите замечание вроде «толпилась в дверях», удержите свой саркастический смех и не спешите обвинять учителя в безграмотности, идиотизме или еще чем-нибудь таком . Данное замечание – всего лишь символ того состояния разбалансировки всех знаковых систем, которое воцаряется в голове современного учителя по мере подверженности его тому «промыванию мозгов», которое обеспечивает современная управленческая вертикаль.
Как вы думаете, какое влияние оказывает данное состояние на качество преподавания? Как вы думаете, помогут какие-нибудь прописанные «технологии» и технические средства обучения там, где сам учитель теряет связь с реальностью, забывая подчас к концу рабочего дня собственное имя-отчество? Как вы думаете, имеет ли значение квалификация учителя, если он дает по восемь уроков каждый день?
Так что, дорогие родители, если Вы действительно озабочены образованием, воспитанием и здоровьем своих детей, определяя ребенка в школу, не обращайте внимание ни на техническое оснащение школы, ни на свежесть покраски стен, ни на величину списка учителей высшей категории. Обращайте внимание на состояние учителей: мчатся они по коридору или идут неторопливо, улыбаются открыто или несут хмуро-напряженную маску на лице, могут ли спокойно и внимательно выслушать вас или есть ощущение неслышания, заготовленных шаблонных ответов?
Хороший мудрый директор школы бережет человеческий ресурс, ведь качество этого ресурса напрямую определяет качество образования и воспитания детей. Плохой директор этот ресурс тратит — в угоду приятному «впечатлению» и гладкой отчетности.


http://hvylya.org/analytics/society/pochemu-nashi-deti-uchatsya-vse-huzhe.html



http://ace1962.livejournal.com/1560036.html




Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.

Разведка на основе анализа открытых источников информации.

Разведка на основе анализа открытых источников информации.


Оригинал взят у bulochnikov в Разведка на основе анализа открытых источников информации.
Отсюда:

Зарубежное военное обозрение №5 2009 С.32-38

Если кто то думает, что ЦРУ – крутейшая разведка, то он заблуждается. ЦРУ даёт не более 10% информации, которую даёт АНБ (Агентство национальной безопасности). Которое специализируется на электронной разведке и анализе открытых источников информации. Там, в этих открытых источниках,  много чего пишут. Надо просто грамотно сопоставить. В этой разведке ценится синтетический ум. Противоположный по методологии аналитическому. Синтетический, это когда из внешне как бы не связанных фактов, делают адекватные реальности выводы. Анализ – нечто прямо противоположное синтезу. Когда факт разлагают на составляющие. Сейчас аналитиков хоть жопой ешь, а синтетиков не хватает. Синтетик – энциклопедист. Сейчас на таких не учат.

Итак: цитирую:

"Разведка в сухопутных войсках США на основе анализа открытых источников информации

Подполковник А. Зенин, кандидат военных наук, профессор АВН

Тенденции информационного века. Разведка на основе анализа открытых источников информации (Open Source Intelligence - OSINT) не является новым видом деятельности для военной разведки США. Вместе с тем спецификой XXI века - «информационной эры» стало резкое увеличение информационного потока и возрастание роли информации, что и стало одной из причин активизации усилий американского военного руководства по повышению значимости такого рода деятельности. В сферу интересов разведки на основе анализа открытых источников информации входит добывание и анализ официальных документов, проектов уставов и наставлений, отслеживание новых научных разработок, баз данных, коммерческих и государственных интернет-сайтов, сетевых дневников и многого другого. Такая дисциплина дополняет уже существующие, но не становится от того менее важной.

В сферу интересов разведки на основе анализа открытых источников информации входит добывание и анализ официальных документов, проектов уставов и наставлений, отслеживание новых научных разработок, баз данных, коммерческих и государственных интернет-сайтов, сетевых дневников и многого другого.

Применение разведки OSINT позволяет получить ответ на многие возникающие у военно-политического руководства страны вопросы, а также сосредоточить усилия других разведорганов на выполнении более сложных и «узких» задач, не распыляя силы агентурной и других разведок на добывание того, что можно получить из открытых источников. С другой стороны, такая разведывательная дисциплина позволяет «закрывать» информационные бреши в случае неспособности других видов разведки выполнить поставленную задачу.

Значимость разведки на основе анализа открытых источников информации еще более повышается в период проведения многонациональных и миротворческих операций, снимая существующие барьеры при организации обмена разведданными. Она важна и при проведении боевых операций, особенно когда США хотят скрыть свое участие в них. Кроме того, эта разведывательная дисциплина используется при получении данных об инфраструктуре интересующего театра военных действий (мосты, пути железнодорожного сообщения, энергетические системы страны, порты, склады МТО и многое другое). Значимость такой разведки отмечал еще президент Л. Джонсон, когда произносил речь на церемонии принятия присяги Ричардом М. Хелмсом в качестве директора ЦРУ (30 июня 1966 года): «Высшие достижения не являются результатом потихоньку пересказанной тайной информации, а происходят из терпеливого, ежечасного изучения печатных источников».

В соответствии с законом о реформировании разведывательного сообщества (2004) и указаниями директора национальной разведки в его аппарате был создан центр по анализу информации из открытых источников (Open SourceCenter). Этот орган предназначен для координации действий перебору, анализу, подготовке и распределению документов с целью обеспечения необходимыми сведениями как руководства страны, так и всех заинтересованных лиц.В настоящее время в США сформирована крупная сеть центров и пунктов, ведущих разведку на основе анализа открытых источников информации и предоставляющих сведения более чем 7000 потребителям разведданных.

Дислокация подразделений 500-й бригады военной разведки СВ США в зоне Тихого океана

Оперативный уровень. Ключевыми документами, регламентирующими деятельность структур, ведущих разведку на основе анализа открытых источников информации в сухопутных войсках, являются указ президента США №12333, а также наставления сухопутных войск Army Regulation 381-10 и ArmyRegulation 380-13. Например, в соответствии с положениями наставления AR 380-13 сотрудникам разведки запрещается посещение митингов, демонстраций и других мероприятий для сбора сведений без специального разрешения министра СВ или его помощника. Существуют четкие правила и при сборе информации из сети Интернет. Так, сотрудникам разведывательного управления СВ при сборе информации таким способом о гражданах США разрешается использовать только компьютеры на рабочих местах, если другое не определено дополнительно. Вопросы, касающиеся степени секретности документов, разрабатываемых на основе анализа открытых источников информации, регулируются наставлением AR 380-5. В нем, в частности, отмечается, что разведывательные оценки и доклады, готовящиеся на основе компиляции открытых источников информации, полученных официальным путем, как правило, также являются несекретными.

Координирующую роль в ходе организации и ведения разведки на основе анализа открытых источников информации на театре выполняют бригады (группы) военной разведки из состава командования разведки и безопасности (КРБ) СВ США. Кроме выполнения функции непосредственного контроля за мероприятиями по сбору и информационному обмену между звеньями управления на них возлагается задача создания специальных пунктов разведки тактического звена управления (при отсутствии собственных сил и средств в обеспечиваемом формировании).

Одним из основных центров разведки американских сухопутных войск, который получает разведданные на основе анализа открытых источников информации, является Азиатский исследовательский институт (Asian Studies Detachment), решающий задачи в интересах Объединенного командования (ОК) ВС США в зоне Тихого океана. Это учреждение находится в подчинении 441 -го батальона 500-й бригады военной разведки КРБ СВ США и функционирует с 1947 года, то есть с момента образования американского разведывательного сообщества. Первоначально он располагался в центральной части г. Токио, в 1974 году был переведен на базу американских ВС Кэмп-Дзама, а свое нынешнее название институт получил только в 1981-м.

Организационная структура Азиатского исследовательского института

В задачи сотрудников института входит сбор, обработка и анализ всей доступной информации по вопросам, касающимся возможностей, дислокации и боевой готовности вооруженных сил Китая, КНДР, а также других стран. Помимо военных вопросов они занимаются мониторингом и оценкой политической, экономической и социальной ситуации в регионе.

Несмотря на то что основным потребителем информации института является Объединенное командование в зоне Тихого океана, в его материалах заинтересованы: все виды вооруженных сил, другие ОК, военные ведомства разведывательного сообщества, центр разведки на основе анализа открытых источников информации директора национальной разведки, подразделения ФБР, госдепартамент, а также негосударственные «мозговые центры» (Think Tanks). Сотрудники учреждения стараются отслеживать все открытые источники информации в регионе и своевременно подготавливать аналитические справки по ключевым вопросам.

Свидетельством важности разрабатываемых институтом материалов является то, что в период с 2003 по 2006 год в его адрес поступило 28 высших оценок (от руководства разведывательного управления министерства обороны, объединенного центра военной разведки (ОЦВР), национального центра аэрокосмической разведки (National AirandSpace Intelligence Center - NASIC)) за информационно-аналитические разработки по широкому спектру вопросов - от исследования подземных защищенных органов и пунктов управления КНДР до изучения космической программы Китая.

По данным на 1 апреля 2005 года в институте трудились 12 гражданских служащих СВ США, входящих в состав руководства, 77 граждан Японии, а также представители резерва и национальной гвардии СВ. Граждане Японии заключили контракты с американским правительством и получили должности аналитиков, переводчиков, архивариусов и административного персонала, выполняя при этом задачи по сбору, анализу и обработке информации, подготовке докладов и справок. Имеющимися силами институт обеспечивает обработку и анализ информации на бенгальском, бирманском, китайском, индонезийском, японском, кхмерском, корейском, хинди, непальском, русском, тагальском, тайском и вьетнамском языках, а также на ряде европейских. При этом необходимо отметить, что данное учреждение не является центром переводов. Наоборот, его сотрудники занимаются поиском информации, ее извлечением и подготовкой докладов на своем родном (японском) языке без перевода на английский. И только после этого сотрудники другого отдела осуществляют перевод подготовленных справок и докладов. Институт подписывается на более чем 400 международных изданий и на их основе подготавливает полноценные разведывательные и информационно-аналитические документы. Не учитывая незначительное число докладов, поступающих из аппаратов военных атташе, Азиатский институт является единственным подразделением СВ США в зоне Тихого океана, способным обрабатывать большие объемы информации из открытых источников и подготавливать на их основе аналитические документы или другие материалы.

Помимо подготовки разведывательных и информационно-аналитических справок важная задача оперативного отдела института заключается в составлении ежедневных докладов об обстановке в зоне ответственности сил Объединенного командования, а также сообщений в интересах обеспечения защиты своих войск, дислоцированных в регионе. Все эти справки и доклады представлены на открытых и закрытых сайтах института. Они могут также размещаться на сайте центра разведки на основе анализа открытых источников информации директора национальной разведки, сайтах ФБР, всемирной информационной библиотеки WBIL и др.

Тактический уровень. Ведение разведки на основе анализа открытых источников информации является неотъемлемой частью любой разведывательной операции СВ США. Американские аналитики отмечают, что прямо или косвенно такая информация становится базой для всех подобных операций и разрабатываемых документов, а ее доступность позволяет разведывательным службам решать широкий круг задач без привлечения специалистов агентурной разведки и применения технических средств сбора информации. Данные, полученные в ходе этого вида разведки, оказывают существенное влияние на организацию строительства вооруженных сил, обеспечение их готовности, а также на эффективное планирование боевых действий.

Немаловажную роль она играет и при проведении операций, когда все усилия сосредотачиваются на сборе и анализе информации о состоянии вооруженных сил противника, их намерениях и способах действия. СВ США уже имели опыт ведения разведки на основе анализа открытых источников информации на тактическом уровне. Первые подразделения, занимающиеся таким родом деятельности, были развернуты в 3-й пехотной дивизии, действующей в Ираке, в 2005 году.

Как показывает анализ изучения положений полевого устава СВ США FMI 2-22.9, разведывательные операции, проводимые на основе анализа информации из открытых источников, могут начинаться за неделю, месяц или год до момента поступления приказа на переброску и развертывание боевых формирований. Необходимо отметить, что при постановке штабом задач на ведение разведки на основе анализа такой информации в приказе не указывается, как она должна быть выполнена, оставляя решение за командиром разведывательного формирования. Например: «Не позднее 12 ч 6 июля 2006 года 513-й бригаде военной разведки развернуть пункт сбора информации на передовой базе BAYOU VERMILION для контроля теле- и радиовещания в зоне ответственности 10 АК. Главная задача - контроль активности повстанческого движения». Другой пример: «Не позднее 19 ч 3 октября 2008 года 2-й бригадной тактической группе развернуть центр обработки документов на передовой базе PATHFINDER для сбора и обработки материалов местных печатных СМИ. Главная задача - доклад о возможных или планируемых действиях против коалиционных войск в окрестностях Checkpoint».

Варианты организационной структуры группы и секции разведки
на основе анализа открытых источников информации

После окончания активных боевых действий и при переходе к операциям по стабилизации в формированиях оперативно-тактического и тактического звеньев управления (армейский корпус, дивизия, бригадная тактическая группа) за счет штатных, а также приданных сил и средств могут организовываться специальные группы и секции разведки на основе анализа открытых источников информации.

Базы данных. Обмен информацией между органами управления сухопутных войск, объединенных и многонациональных сил, государственными и ведомственными структурами, как правило, осуществляется по открытым каналам. В свою очередь, закрытые системы связи и передачи данных позволяют объединить аппарат директора национальной разведки, объединенные разведывательные центры ОК ВС США, разведывательные структуры СВ на театре, а также другие организации и ведомства, ведущие работу с открытыми источниками информации.

Основными системами передачи данных являются сети SIPRNET и NIPRNET. Первая позволяет подключенным потребителям ставить задачи добывающим органам и запрашивать необходимую информацию, организовывать взаимодействие с аналитическими структурами, осуществлять поиск информации в базе данных HARMONY. Вторая обеспечивает потребителей возможностью доступа к всемирной информационной интернет-библиотеке (WBIL) и другим сайтам, размещенным в сети Интернет.

База данных HARMONY функционирует в рамках обеспечения потребностей министерства обороны и разведывательного сообщества США. Она содержит простые и комплексные библиографические справки по всем имеющимся источникам информации (технические разработки, доктринальные и уставные документы, а также их переводы) о зарубежных странах. Особенностью базы HARMONY является простота доступа и использования, что позволяет осуществлять быстрый поиск необходимых документов, а также предоставляет возможности по организации быстрого обмена данными внутри правительственных структур США.

Система обработки информации PRINCE функционирует в интересах системы центров разведки на основе анализа информации из открытых источников и обеспечивает работу вэб-приложений, занимающихся подготовкой документов (справок), их редактирование и распределение. Пользователи, имеющие доступ к таким приложениям, получают возможность направлять материалы для перевода, редактирования и распределения с любого места, где имеется доступ в сеть Интернет. Помимо перевода данная система позволяет проводить анализ документов и подготавливать аналитические справки. Кроме сети Интернет доступ к документам, содержащимся в системе PRINCE или на сайте Opensource. org, может осуществляться и по закрытым каналам через системы JWICS и SIPRNET.

Всемирная информационная библиотека (World Basic InformationLibrary -WBIL) представляет собой специальную программу разведывательного сообщества США, управление которой возложено на отдел изучения вооруженных сил иностранных государств (Foreign Military Studies Office - FMSO) командования учебного и научных исследований по строительству СВ (Training and DoctrineCommand - TRADOC). Личный состав сухопутных войск и других видов ВС может осуществлять сбор информации с сайтов всемирной сети Интернет, ее систематизирование и архивирование в библиотеке WBIL. Персонал с правом доступа к базе применяет аналитический инструментарий Pathfinder для вхождения в базу WBIL через сети Intelink-SBU, SIPRNET или JWICS.

Программное обеспечение системы Pathfinder позволяет проводить (в течение нескольких минут) анализ 500 тыс. документов из государственных, коммерческих и других баз данных, например национальной информационной библиотеки (NationalInformationLibrary - NIL) национального управления геопространственной разведки, командной информационной библиотеки (Command Information Library - CIL) и базы данных видовой информации (Image Product Library - IPL), размещаемых совместно с перспективными системами сбора, обработки, анализа и распределения информации DCGSs, на крупных кораблях (авианосцы, ПЛАРБ, корабли управления (командные пункты)) и др.

Вместе с тем наибольшую сложность в ходе разведывательной деятельности на основе анализа открытых источников информации вызывает возможность проведения противником мероприятий по дезинформации. Объясняется это тем, что в отличие от других аналогичных дисциплин OSINT-разведка не добывает информацию непосредственно через наблюдение за районом или объектом, а получает ее из вторичных источников, например от пресс-служб правительств, информационных служб, неправительственных организаций, которые могут не только преднамеренно вносить дезинформирующие элементы, но и просто предвзято подходить к освещению того или иного события. Кроме того, американские аналитики отмечают, что при работе с такими источниками важно учитывать возможную разницу между переводными документами, публикуемыми в открытых источниках, и оригиналами, предназначенными для внутреннего пользования, а также понимать цели публикации материалов и знать, кто стоит за таким источником.

Таким образом, развитие компьютерных технологий, доступность Интернета за последние два десятилетия и, как следствие, увеличение информационного потока открытой информации сделало разведку на основе анализа открытых источников информации еще более необходимой и актуальной. Комбинация технологий позволяет получать сотрудникам военной разведки доступ к огромным массивам данных, необходимых для оценки ситуации, осуществлять контроль за обстановкой и удовлетворять потребности командиров различных звеньев управления в разведывательной информации."






http://konsul-777-999.livejournal.com/2000665.html




Власти США вынуждают закрывать бизнес в случае отказа сотрудничать с АНБ

Власти США вынуждают закрывать бизнес в случае отказа сотрудничать с АНБ


Оригинал взят у ckiffi4 в Власти США вынуждают закрывать бизнес в случае отказа сотрудничать с АНБ

После разоблачений Эдварда Сноудена многие иностранные компании начали отказываться от услуг американских операторов удаленных хранилищ данных. Однако, как стало известно на примере интернет-ресурса Lavabit, у владельцев компаний просто нет возможности отказаться выдавать личные данные своих клиентов властям, так как им грозит закрытие в случае нежелания сотрудничать со спецслужбами США. Подробности — в материале корреспондента RT Гаяне Чичакян. Смотреть видео: http://russian.rt.com/article/14010


http://tapkali.livejournal.com/1269534.html

После разоблачений Эдварда Сноудена многие иностранные компании начали отказываться от услуг американских операторов удаленных хранилищ данных. Однако, как стало известно на примере интернет-ресурса Lavabit, у владельцев компаний просто нет возможности отказаться выдавать личные данные своих клиентов властям, так как им грозит закрытие в случае нежелания сотрудничать со спецслужбами США. Подробности — в материале корреспондента RT Гаяне Чичакян.









видео: © RT / фото: © RT

Очень сложно установить цену доверия, но в мире бизнеса доверие клиентов и потребителей – это деньги. По данным Фонда информационных технологий и инноваций, в ближайшие три года утечка данных из Агентства национальной безопасности США обойдется американским технологическим компаниям в сумму до 35-ти миллиардов долларов. Согласно организации Cloud Security Alliance, недавние разоблачения привели к тому, что из двухсот семи неамериканских компаний 10% отказались сотрудничать с провайдерами США, а ещё 56% не уверены, будут ли продолжать сотрудничество с американскими операторами удаленных хранилищ данных.

Для американских компаний это плохая новость, ведь «облачные» вычисления и хранилища – это растущий рынок. Рынок, основанный на доверии. Но есть ли у этих компаний выбор: могут ли они отказаться выдавать личные данные своих клиентов? Недавно сервис электронной почты Lavabit, использующий технологию шифрования данных, прекратил свою работу. Одним из его клиентов был Эдвард Сноуден. В Lavabit заявляют, что по закону компании запрещается разглашать причину закрытия. Однако ее владелец написал следующее:

«Я оказался перед сложным выбором: стать сообщником в преступлении против народа США или закрыть компанию, которой было отдано 10 лет тяжелой работы. После долгих раздумий я решил приостановить деятельность компании. Я бы хотел иметь возможность рассказать вам о тех событиях, которые побудили меня к такому решению. Но по закону у меня ее нет», - пишет Ладар Левисон.

Все другие интернет-службы США, которые сотрудничают с АНБ, по закону также обязаны хранить молчание. Однако не только технические компании оказываются втянутыми в дорогостоящие дела, связанные с «вопросом доверия». Президент США заявил, что, цитирую, «группа приглашенных независимых экспертов проверит госпрограммы слежения и сбора информации». Активисты, выступающие за неприкосновенность личных данных, не верят, что эти так называемые «сторонние проверки» могут на что-то повлиять.

Зато можно ожидать усиления мер по предотвращению будущих утечек. И, возможно, вот одна из них: директор АНБ объявил о сокращении штата системных администраторов на 90%.

Чем меньше людей знают детали программы, тем меньше вероятность утечки. А от тех, кто что-то знает, настоятельно требуют держать язык за зубами. Например, от основателя службы электронной почты Lavabit.


http://russian.rt.com/article/14010

Столкновения в Египте начались и на курортах

Столкновения в Египте начались и на курортах

15 августа 2013 | 02:06
В Хургаде погиб один человек погиб и 14 ранены. Как передает РИА со ссылкой на местные СМИ, десятки исламистов пытались прорваться к зданию суда. Полиция применила слезоточивый газ. В ответ сторонники Мурси начали стрелять. Жертвой конфликта стал посетитель местного кафе. Пуля случайно попала ему в грудь.
После вчерашних беспорядков в Каире по всей стране введен режим чрезвычайного положения, в ряде провинций действует комендантский час. При разгоне палаточных лагерей сторонников Мурси в Каире накануне по официальным данным погибли почти 280 человек. США осудили насилие и теперь могут отменить совместные с Египтом военные учения.




http://www.echo.msk.ru/news/1136226-echo.html

Вот утром вы придёте в офис...

Вот утром вы придёте в офис...


Вот утром вы придёте в офис, приход запишите в журнал, бездумно в монитор уткнётесь, и для страны ваш день пропал...

пока DJ уверенно не пробьёт сверху вниз  уровень 15250-15300… качественного sell-off не будет…

сейчас у многих опять возникло обманчивое чувство - «Россия — тихая гавань!»

 но если американские индексы пройдут ниже...

-  одним «прекрасным утром», как только российские инвесторы увидят на экранах своих мониторов первые -3%, то внезапно обнаружат, что бумажки — которые они так старательно подбирали под песни, о хорошей статистике, о выходе из кризиса  и потенциале роста -  всё их старательно натаренное «добро» просто будет некому  продать - по простой причине —  заявок на покупку не будет.

 -  и торговаться никто не будет — разговор будет прост и циничен, как в ломбарде:


Покупатель — я дам вам за это 5$..


Продавец — но как же так — это семейная реликвия — «национальное достояние» и стоит миллионы… тут одного золота пуд...


Покупатель — а мне наплевать — не хотите не продавайте...

Китай. Иллюстрация лопающегося пузыря недвижимости

Китай. Иллюстрация лопающегося пузыря недвижимости

Оригинал взят у vova_91 в Китайский Дубай превратился в необитаемый остров


Остров Феникс представляет собой группу окружённых тропическим морем роскошных небоскрёбов. По форме они напоминают паруса и были построены в период беспрецедентного бума на рынке китайской недвижимости.



Однако в последние месяцы цены на острове Феникс, который находится недалеко от курортного города Санья, рухнули до рекордно низких отметок, обнажив слабые места растущей, но иногда недостаточно сбалансированной китайской экономики.

Феникс – искусственный остров, который создавался путём расширения и слияния существующих рифов и маленьких островков. Этот проект называли «восьмым чудом современного мира» и «самым амбициозным проектом последнего десятилетия.

Однако, помимо нескольких уборщиков в оранжевых куртках, здесь почти никого нет. Пустые бассейны вдоль побережья, в которых отражается ряд белоснежных башен и… тишина.

Цены на недвижимость в Фениксе, которые в 2010 году достигли 150 тысяч юаней за квадратный метр (или 2 200 долларов*), упали до 70 тысяч юаней – больше чем вдвое. Многим владельцам приходится продавать роскошные квадратные метры за бесценок, чтобы покрыть очередной платёж в банке.

источник



Моя метка - в тексте ошибка. 150 000 юаней это совсем не 2 200 долларов, а более 24 000

http://navimann.livejournal.com/358815.html