sell_off (sell_off) wrote,
sell_off
sell_off

Categories:

Кто такие «хвараны»? Красивое лицо или что-то большее?

Кто такие «хвараны»? Красивое лицо или что-то большее?





Благодаря современным корейским сериалам одна из ярких ассоциаций при слове «хвараны», которая всплывает в памяти даже у тех, кто никогда не изучал корейскую историю, - это симпатичные и ярко накрашенные юноши с оружием, скачущие на конях и с одного удара побеждающие противника. Давайте разберемся, кем же на самом деле были хвараны, когда они жили и чем занимались. А помогут нам в этом «Исторические записи Трех государств» (Самгук саги, 1145 г.) придворного историографа Ким Бусика (1075-1151).

Хвараны («цветочные юноши») – особый социальный институт, существовавший в государстве Силла (57 г. до н.э. – 935). Несмотря на то, что традиционно он считается мужским, на самом деле изначально туда набирали и девушек, отличающихся природной красой, обаянием и силой. К сожалению, у нас нет подробных изображений хваранов, кроме эпизодических, как, например, на фресках в гробницах Когурё (37 г. до н.э. — 668):


Хваран — в центре

А создатели компьютерных игр видят хваранов такими:



Но вернемся к истории…

Зачисленным в хвараны мог быть и наследник аристократического рода, и простолюдин. Но, конечно же, в основном это были именно аристократы – впоследствии получая специальное образование, они становились надежной опорой государю. Изучали хвараны конфуцианские и буддийские каноны, военное дело (особенное внимание уделялось стрельбе из лука, верховой езде и искусству тактики), а также слагали стихи, целью которых, как считают современные исследователи, было не стихосложение из любви к искусству, а своего рода «установление гармонии в мире», т.е. хвараны выступали в роли жрецов. Они действительно пользовались макияжем — обычно перед военными действиями.

Кодекс хваранов состоял из пяти заповедей, написанных в VI в.:

Будь предан государю.
Будь почтителен с родителями.
Будь искренен с друзьями.
Будь храбр в бою.
Будь разборчив, убивая живое существо.
Один из самых известных хваранов – это военачальник Ким Юсин (595-673), ближайший сторонник правителя Ким Чхунчху, вошедшего в историю как «Великий воинствующий предок» Тэджон Мурёль (604-661).


Ким Юсин

Хвараном, кстати, он стал в 15 лет, и отряд его назывался «Благоухающая дружина [дерева] нага-бодхи». В легендах о Ким Юсине говорилось, что он не только прекрасно сражался на поле боя, был умен, справедлив и храбр, но и умел колдовать и понимать знаки природы, чему его научил некий чудесный старец, когда Ким Юсину было 17 лет. Можно говорить о том, что тандем Ким Юсин – Ким Чхунчху изменили историю Силла, а вместе с ней – историю всего Корейского полуострова, одержав в середине VII в. ряд успешных побед над государством Пэкче (18 г. до н.э. – 660).

Его младший брат, Ким Хымсун (?-?) также был принят в хвараны в юношестве, был известным государственным деятелем, военачальником и дипломатом. Прославился, к сожалению, благодаря довольно печальному событию – его сын, Пангуль, также хваран, был убит в решающей битве с Пэкче под г. Хвасан в 660 г.

Под г. Хвасан в это же время был убит и другой юный хваран – Кванчхан (?-?), сын другого хварана, Пхумиля. В «Исторических записях…» говорится, что Кванхчан был очень красив и с детства легко ладил с людьми; великолепно ездил верхом и стрелял из лука. В битве под Хвасаном Пхумиль обратился к нему с вопросом, готов ли тот проявить доблесть, и Кванчхан ответствовал, что готов, а вслед за тем поскакал в стан врага и по пути убил несколько вражеских солдат. Но затем его схватили и привели к военачальнику пэкчесцев – Кэбеку. У него, кстати, тоже был сын, которого вместе со своей женой незадолго до этого он убил своими руками, чтобы они не достались силласцам в случае их победы. А шансов у Пэкче было к этому моменту действительно мало. Так вот, Кэбек велел снять с Кванчхана шлем – увидев, что перед ним шестнадцатилетний юноша, Кэбек удивился и воскликнул: «Как много у Силла удивительных бойцов! Если даже юноши такие, то каковы же зрелые войны?!» - и разрешил Кванхчану вернуться. По возвращении к своему отряду, молодой хваран пожалел о том, что не смог убить Кэбека, и, выпив воды, отправился вновь в стан врага. На этот раз Кэбек жалеть его не стал и, отрубив голову, привязал ее к седлу лошади Кванхчана. Та вернулась назад, и Пхумиль, держа ее, произнес: «Лицо и глаза моего ребенка словно живые, ибо тому, кто погиб, служа государю, не о чем жалеть!». Ким Бусик замечает, что после этого армии Силла «исполнились решимости и под бой барабанов нанесли пэкчесцам тяжелое поражение».

Так обе жертвы – и Пангуля, и Кванхчана, - послужили символами доблести, отваги; и эти качества, наряду с самоотверженностью и верностью, традиционно считались обязательными для хваранов.



Подобная история случилась и с Ким Хымуном (?-?) – он был аристократом, происходил из королевского рода, но по боковой ветви. С раннего возраста входил в отряд хваранов и мечтал быть, как погибшие хвараны – герои прошлого. С 655 г., когда началась очередная война между Тремя государствами, Ким Хымун «дома не спал, мыл голову под дождем и ветром, делил с воинами (офицерами и солдатами) и радости и беды. Как-то ночью пэкческие войска напали на занятый силласким отрядом город, и Хымун вскочил на коня и схватил большое копье, чтобы броситься на врага. Его пытались отговорить от этой самоубийственной миссии, потому что он происходит из королевского рода, и его гибель будет радостью для врага и болью для семьи, и, более того, о ней никто не узнает, но Хымун сказал, что «Когда благородный муж жертвует собой во имя государства, ему безразлично, узнают об этом люди или нет. Разве он делает это ради славы?!» - пришпорил коня и ускакал в темноту. Конечно же, его убили. Но его гибель мотивировала отряд, и они отбили атаку вражеского войска.

Сам же Ким Бусик пишет, что «Озабоченные тем, как бы не проглядеть [достойных] людей, в Силла стали собирать [молодых людей] для совместных развлечений и, наблюдая за их поведением, затем отбирали [среди] них [подходящих] для использования на службе. Так отбирали прекрасных обликом молодых людей, наряжали их, называли их хваранами (“цветущая молодежь”) и почитали их. Группы [хваранов] собирались, подобно облакам (во множестве); одни совершенствовались в моральных принципах, другие развлекали себя музыкой и песнями, они любили путешествия по горам и рекам, и не было даже самых отдаленных мест, где бы они не побывали. Таким образом узнавали их достоинства и недостатки, чтобы отобрать [лучших] и представить ко двору (на службу). Поэтому [Ким] Дэмун говорит: “Именно отсюда вышли мудрые советники (помощники) и преданные слуги [вана]; и из них выдвинулись (родились) замечательные полководцы и смелые воины”. Так, в трех поколениях хваранов было не менее двухсот человек, чьи блестящие имена и прекрасные дела вошли в биографические записи (в историю). Можно сказать, что такие хвараны, как Хымун, отдавший жизнь за своего государя, не опозорили своего (хваранского) имени».



Подводя итог, нужно сказать, что хваранов было много, но история не сохранила для нас их имена. Традиционный идеальный облик хварана – прекрасный обликом юноша, умный, храбрый, талантливый, верный стране и государю, отчаянный и готовый пожертвовать собой при необходимости. Взрослея, они становились советниками правителей Силла и продолжали играть важную роль в деле управления страной.

Такие вот «супергерои»-патриоты из Силла, на грани между реальностью и мифом: кто-то якобы умел читать по звездам, кто-то понимал язык зверей. Но, в любом случае, главной ценностью хварана было то, что свою жизнь он ценил меньше, чем процветание своей страны.



(с) Наталия Чеснокова, специально для https://vk.com/south_korea_in_your_heart



https://remch-ch.livejournal.com/1983340.html




Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments