sell_off (sell_off) wrote,
sell_off
sell_off

Categories:

В июне россияне могут остаться без молока, а осенью — без хлеба, кормить своих или заграницу ???

В июне россияне могут остаться без молока, а осенью — без хлеба, кормить своих или заграницу ???


l-261408

В середине нынешнего января, еще до того, как весь мир затрясло от коронавирусной пандемии, российский агропромышленный комплекс начало лихорадить. Поводом для беспокойства о судьбе грядущего урожая, напомним, стал прогноз Федеральной служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромета) о грядущей в 2020 году серьезной засухе на Русской равнине по причине того, что за зиму здесь выпало менее 10% от среднегодовой нормы осадков.

Как пояснил тогда в беседе с «СП» экс-замминистра сельского хозяйства РФ, доктор экономических наук, профессор Леонид Холод, от природно-климатических условий российский агропромышленный комплекс зависит очень сильно. Соответственно, при самом худшем сценарии, который подразумевает, что прогнозы по засухе сбудутся, это критическим образом отразится на урожае.


— Конечно, — допустил он, — можно изолировать от окружающей среды какой-нибудь отдельно взятый свиноводческий комплекс или птицефабрику. Но корма-то для живности — это растениеводство, а оно зависит главным образом от энергии солнца, питательных веществ из почвы и так далее. Можно загнать в теплицы и искусственно капельным путем орошать какие-то особо ценные культуры. Но перевести в эти условия гигантские площади пшеницы и прочих зерновых, дающих нам в конечном итоге не только хлеб для человека, но и корма для животных, невозможно.

Не успело экспертное сообщество толком в полной мере осознать эту угрозу и оценить ее последствия, как перед многострадальным агропромышленным комплексом России в полный рост встала новая угроза: прямо на старте посевной кампании все без исключения регионы страны ввели режим самоизоляции. Причем кое-где пошли в вопросе ограничений даже дальше Москвы и Подмосковья, установив запрет, например, на передвижение граждан даже на личном автотранспорте.

И если еще месяц-два назад можно было надеяться на то, что недобор урожая в оставшихся без снега районах страны удастся компенсировать за счет других агропромышленных кластеров, не испытавших на себе нынешних капризов природы, то из-за полного погружения в антивирусный карантин России рискует остаться без урожая в принципе.

Потому что для успешного начала посевных работ российским колхозникам необходимы оборотные средства, чтобы оплатить горюче-смазочные материалы, семена, запчасти для сельхозтехники и покрыть прочие расходы. Традиционно для этих целей аграрии обращались за кредитами к банкам, однако многие кредитно-финансовые организации заметно сократили время работы и штаты своих подразделений (в некоторых случаях дело дошло до полного закрытия офисов), что сильно осложнило положение отечественных фермеров.

Очень эмоционально по этому поводу высказался известный подмосковный фермер Олег Сирота, полагающий, что если посевная кампания будет сорвана, то уже осенью в нашей стране просто нечего будет есть.

«Чем сейчас занимаются предприниматели? Что-то срочно предпринимают, чтобы спасти свои предприятия (это те, кому осталось, что спасать), кто-то сейчас берёт деньги на выплату заработных плат, кто-то срочно ищет деньги для гашения текущих долгов (этот процесс называется «перезанять, чтобы переотдать»), и во многих случаях нужны банки. Но сейчас даже шанса нет, где эти деньги занять, — отметил он в посте на своей странице в известной социальной сети (орфография и пунктуация оригинала сохранены). — Обычно выручали региональные фонды микрофинансирования, предприниматели ими пользовались, чтобы перебиться деньгами. Мы, например, на прошлой неделе погасили 5 миллионов и сразу хотели взять еще раз, но облом — здесь тоже все на каникулах.

Мы даже не просим уже обещанных льготных кредитов, можно хотя бы не доламывать, что и так работает. Сейчас уже понятно, что эти «выходные, которые не выходные» продлятся дольше, чем 6 апреля. Так может сейчас уже включить банки обратно? Собрать банковских сотрудников с дач, не набивать ими офисы, а вызвать на работу считанное количество специалистов. Да, удаленно в конце концов давайте документы подпишем, XXI век на дворе. В противном случае, посевная окажется под угрозой".

Фермер обратил внимание на еще один момент, который, по его мнению, также может сильно ударить по сельскому хозяйству. Президент, напомнил Олег Сирота, объявил о переносе срока оплаты налогов для малого бизнеса, однако Федеральная налоговая служба (ФНС) разъяснила, что просто не будет принимать мер до 1 мая. Однако по существующим правилам, сельхозпредприятия (как и вообще любые предприниматели) не могут рассчитывать на государственные субсидии, если у них есть задолженность перед ФНС. Такие долги копятся у всех, а это значит, что «чистой», бездолговой справки от ФНС ни у кого не будет. Следовательно, фермеры и предприниматели останутся без господдержки.

Вдобавок ко всему кроме доступного хлеба Россия рискует остаться и без доступного широким слоям населения молока. Ведь в порыве разработки антипандемийных мер поддержки экономики никто не отменял правительственный эксперимент по введению с 1 июня 2020 года обязательной цифровой маркировки готовой молочной продукции. Члены национальной ассоциации «Союзмолоко» уже направили кабинету министров сообщение о том, что отрасль не готова к данному нововведению.

Как указали в этом документе участники молокоперерабатывающей отрасли, анализ целесообразности введения обязательной маркировки средствами идентификации отдельных видом молочной продукции не проведен. Следовательно, в ситуации борьбы с пандемией коронавируса он не может быть завершен должным образом, уверены авторы обращения.

В итоге огромные затраты производителей на внедрение соответствующего оборудования и баз данных придется отбивать обычным для страны путем — переписыванием ценников на готовую продукцию. Причем далеко не факт, что в течение ближайших пяти лет эту систему вообще удастся запустить как положено.


«СП» попробовала выяснить у экспертов агропромышленного комплекса, действительно ли положение дел в отечественном сельском хозяйстве обстоит так удручающе, и насколько серьезными могут оказаться последствия такой ситуации.

— Действительно, маркировка продукции — штука далеко не бесплатная, — заметил Леонид Холод. — Если бы самые сложные сканеры приобретались торговыми точками, маркировка наносилась производителями упаковки, а приобретение всего остального оборудования и создание базы данных субсидировалось кем-то еще, это ложилось бы на потребителя совершенно по-другому, ведь это все равно так или иначе размажется по продукции. А без достаточных компенсационных и уравнивающих сектора и формы производства мер это отразится на конкуренции и, соответственно, уровне цен. Потому что столь большие затраты, скажем, небольшим фермерским хозяйствам окажутся не по плечу, вытянуть это могут только как минимум более-менее крупные отраслевики.

«СП»: — То есть по итогу из молочной отрасли может уйти довольно заметное количество игроков?

— Думаю, до старта эксперимента правительство все же учтет так или иначе замечания молочников. Так что ряды, я надеюсь, все же не поредеют. Однако при этом нельзя сбрасывать со счетов казус спиртовой системы.

«СП»: — О каком именно казусе вы говорите?

— Я сам сталкивался несколько раз с тем, что в магазине невозможно было приобрести алкоголь из-за того, что система учета и контроля спиртосодержащей продукции давала сбой. Так что прежде чем вводить столь глобальную систему, нужно тысячу раз убедиться, что она будет работать без сбоев. Тысячу раз нужно отмерить, прежде чем отрезать. Потому что одно дело, если в магазине невозможно будет приобрести водку, и совсем другое дело, если не получится купить молоко. Это небезобидно и небезопасно.

— У поэта Александра Дольского есть такие строки — «я бросил время на весы, но гирь достойных нет». И я, как агроном и в прошлом директор совхоза, считаю, что для нашего сельского хозяйства также нет достойных гирь, оптимальных агротехнических сроков, — подчеркнул действительный государственный советник Иван Стариков, рассуждая о проблемах, с которыми рискует столкнуться начавшаяся посевная кампания. — Следовательно, если мы не вовремя посеем основные сельскохозяйственные культуры, то это в конечном итоге, с учетом климатических особенностей наших регионов, с большой долей вероятности приведет к серьезному провалу урожайности. В первую очередь — среди зерновых.

«СП»: — Получается, по осени мы действительно не сможем сами обеспечить себя ни зерном, ни молочной, ни мясной продукцией?

— Зерна мы продаем довольно много, и в этом смысле уменьшение его валового сбора просто серьезно уменьшит экспортные возможности нашего государства. Почти наверняка можно сказать, что если у аграриев возникнет желание перепродать собранный урожай за рубеж, правительство будет понимать, что это создаст серьезный дефицит внутри страны как по продовольственному, так и по фуражному зерну.

В 2010 году из-за сильной засухи мы уже вводили по сути дела заградительные пошлины на экспорт зерна. Полагаю, если в этом году мы по каким-то причинам провалим посевную кампанию, мы неизбежно столкнемся с ограничениями на продажу зерна за границу.

«СП»: — Это представляет какую-то потенциальную угрозу для продовольственной безопасности России?

Прежде всего это чревато тем, что наши крестьяне недополучат тех доходов, на которые они рассчитывали. А еще надо учесть, что в последние годы нам удалось завоевать ряд серьезных ниш на международном рынке зерна. В первую очередь на Ближнем Востоке и странах Персидского залива. А существование местных автократий сильно зависит от состояния, так сказать, арабского ума. В том же Египте 50 миллионов человек каждый день получают бесплатную хлебную лепешку. Как только это перестает происходить, сразу же начинается очередная «арабская весна». Как видите, одно цепляет за собой другое, и нашим властям придется это учитывать, принимая решение об ограничении экспорта.

Кроме того, необходимо понимать, что если мы сейчас провалим посевную кампанию и уменьшим таким образом производство сельхозпродукции, то на фоне пикирующих цен на основную статью российского экспорта — углеводороды — и девальвации рубля мы попадем в очень страшные ножницы. У нас только в прошлом году расходы домохозяйств на продукты питания превысили 44% совокупного бюджета. А ведь это важнейший показатель бедности страны, который по-хорошему не должен превышать 35%, но в этом году, уверен, он и так зайдет вообще за 50%. И ничего не попишешь — отложить можно покупку костюма или новых ботинок, а покупку еды отложить, увы, не получится.

«СП»: — У России есть сейчас какое-то пространство для маневра, чтобы и экспортных прибылей не лишиться, и собственное население не заставить голодать?

— С моей точки зрения, нашим монетарным властям вместе с крупными банками, которые аккредитованы в системе субсидирования процентных ставок по сельхозкредитам, необходимы беспрецедентные меры по либерализации предоставления кредитов сельхозпроизводителям.

Условно говоря, нужно то, что я называю скрининговой моделью. Сначала подтверждается наличие посевной площади, семян и техники, после чего 30−40% суммы, необходимой для посева, выдается аграрию. Второй платеж в размере тех же 30%, допустим, совершается после отчетов из регионов о появлении нормальных всходов. И финальный платеж выдается аграрию после оценки видов на урожай на проведение уборочной кампании.

И отдельно следовало бы ввести добровольно-принудительное страхование сельхозрисков, как это было в планово-распределительной социалистической модели. Сегодня, думаю, эту систему надо срочно внедрять обратно. Крестьяне же хотят получать возмещение ставок по кредиту. На это выделяются средства из регионального и федерального бюджетов, а это деньги налогоплательщиков. И они, естественно, должны быть застрахованы. Соответственно, для получения субсидий по сельхозкредитам аграрий и должен застраховать свои посевы, скот и так далее. Может, конечно, и не страховать, но тогда субсидий он уже не получит. И если удастся создать подобную мощную страховую компанию, которая на рыночных условиях распределит риски между аграрием, банками и государством, будет всем хорошо.

«СП»: — Но пока этого, увы, нет. А фермеры тем временем сильно переживают из-за приостановки работы банковских офисов. Можно ли в такой ситуации предполагать, что к осени если и удастся вырастить достойный урожай, то аграрный сектор все же лишится многих своих прежних игроков?

— Да, это вполне возможно. Но ведь закон о применении электронно-цифровой подписи принят уже вроде как лет 10, и с юридической точки зрения она вполне конгруэнтна собственноручной. Так что сегодня закрытие клиентских банковских офисов из-за угрозы коронавируса несостоятельно. Россия у нас в основном уже покрыта интернетом, а если его где-то и нет, то это уж совсем медвежьи углы, которые в сельскохозяйственном плане практически ничего уже не решают.

Просто на сегодняшний день основные участники программы выдачи сельскохозяйственных кредитов, а это, напомню, полностью государственный Россельхозбанк, а также Сбербанк и Газпромбанк, в которых основная доля принадлежит государству, должны отказаться от старых подходов и привычек, упростить процедуру получения кредита и дать деньги аграриям. Может, тогда у нас наконец-то заработает рынок земельных закладных и фьючерсы. Не было бы счастья, да несчастье помогло.



Андрей Захарченко
https://svpressa.ru/economy/article/261408/


https://chegevara37.livejournal.com/2086511.html




Subscribe
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments