sell_off (sell_off) wrote,
sell_off
sell_off

Categories:

За кризис коронавируса и дешёвую нефть вновь ответят бюджетники...

За кризис коронавируса и дешёвую нефть вновь ответят бюджетники...

Кому надо помогать в кризис

За кризис коронавируса и дешёвую нефть вновь ответят бюджетники – или есть варианты?








03


В качестве эпиграфа – известный анекдот. Водка подорожала, и ребенок спрашивает алкозависимого папу - папа, ты теперь будешь меньше пить; нет деточка, ты теперь будешь меньше есть - отвечает папа. В нашем случае – подешевела нефть, и бюджетники ждут очередной оптимизации.

В марте-апреле правительства многих стран тратят огромные деньги на поддержку экономики. Например, США приняли пакет мер на 4 трлн долларов на ближайшие два месяца, фактически тратя за короткий период свой годовой федеральный бюджет, за счет роста госдолга и денежной эмиссии. Многие наши политические деятели и отдельные ученые призывают и российское правительство также экстренно тратить триллионы рублей. Сергей Гуриев высказался в этом ключе, Алексей Кудрин и многие другие. На популярных сайтах публикуют сотни историй, как работники ресторанов, салонов красоты, торговых центров, туристических компаний и других занятых в потребительской экономике остаются без работы. Пожалуй, только мэр Москвы Сергей Собянин решился высказаться, что бюджет треснет, если помогать всем и бизнес вполне может потерпеть.

Это далеко не первый и пока не самый жёсткий кризис в памяти тех, кому сейчас сорок-пятьдесят и более лет, особенно работающих несколько десятилетий в бюджетных отраслях. В 1990-е зарплаты ниже прожиточного минимума платились на протяжении десятилетия миллионам врачей, педагогов, учёных, пенсионеров, госслужащих, а никак не несколько месяцев как сейчас. После 2008 года и особенно после 2014 года бюджетников терзали много лет оптимизацией численности, увеличением нагрузки, манипуляциями с повышением заработной платы, повышением пенсионного возраста. Терзали не потому что у бюджетников был жирок, а потому что взлетал дефицит федерального бюджета и необходимо было его сокращать.

В Европе, пережившей в начале 2010-х даже меньше волны оптимизации, среди политиков и экономистов была популярной пословица, что год бюджетных стимулов стоит трёх лет бюджетной оптимизации. Переводя эту пословицу на бытовой язык, кутёж в ресторане или пара недель на all inclusive в Турции потребует затем в разы большего времени для возвращения в прежний вес. Переводя всё это на текущий момент -  кто в ближайшие годы ответит за помощь потребительской экономике – опять бюджетники или всё же сами работники гламура и кутежа.

Текущий кризис на фоне коронавируса и низких цен на нефть вполне может быть структурным и длительным. Восстановление после кризисов 2008 и 2014 гг. занимало по два-три года, а воздействие кризиса 2020 года будет ещё более длительным. Коронавирус ещё может вернуться осенью, зима была необычно тёплая, «зелёная» повестка дня набирает обороты. Западные страны сейчас заливают экономику деньгами, быстро наращивают и без того огромный государственный долг. Через год-два Италия, Испания и Франция пойдут по пути жёсткой бюджетной экономии греческого образца или даже риторики выхода из еврозоны. Цены на нефть могут задержаться на низком уровне на годы, придётся вновь балансировать федеральный бюджет и вспоминать бюджетную оптимизацию 2015-17 гг.

Одновременно, наши власти показали способность очень быстро изменять реальность. Без малого миллион соотечественников был вывезен из-за рубежа. Обещают системы электронного слежения за жителями на карантине. Огромная офисная Москва за пару недель пересела на удалёнку. Жиёем без и до того пустовавших торговых центров, без частого посещения кафе и ресторанов, без чрезмерного потребительства и барства, довольствуясь интернет-покупками и доставкой. Нет пробок на дорогах, воздух очистился, самочувствие многих возрастных людей улучшилось, возросла производительность умственного труда. Крупным странам – производителям нефти с самыми разными политическими устремлениями удалось скоординировать сокращение добычи нефти.

Не могу говорить за всю нашу большую страну, но в Москве в последние годы работники торговли, сферы услуг, ЖКХ и общепита жили лучше бюджетников, если говорить не о номинальной зарплате, а о реальной нагрузке за зарплату. Опытный работник торгового павильона на рынке или бутика в раскрученном торговом центре по сдельщине получал 40-70 тыс.руб, при этом праздно проводя большую часть рабочего времени и напрягаясь в основном вечерами в будни и в выходные, когда идет хоть какой-то поток клиентов. Опытный визажист-парикмахер или работник автосервиса, работающий всё же немного напряженнее в будни, получает как минимум столько же, вполне достаточно для аренды комнаты в Москве, приличного пропитания и загула раз в неделю. Неопытный молодой дворник – выходец из Средней Азии вроде получает всего 24 тыс.руб., а по мнению заместителя мера Петра Бирюкова даже 45 тысяч, ему ещё предоставляется койко-место или даже комната в общежитии. За такую зарплату дворник работает всего 2-3 часа в день (кроме нескольких недель аврала в снегопад или листопад), после чего шабашит по территории выносом мусора или ремонтами из расчёта несколько тысяч за час-два работы.

Зарплаты бюджетников в Москве значительно выросли перед президентскими выборами 2018 года, особенно в низовом звене, но реальная нагрузка в предыдущие годы также выросла. Большинство школьных учителей или доцентов в вузах вполне получают 70-80 тыс.руб, даже в среднем немного больше работников бутиков, только отрабатывают в среднем 5-6 часов в день горловой нагрузки, затем до 17.00  заполняют разные отчёты и проверяют тетради, вечерами готовятся к занятиям. Педагоги также находятся в постоянном стрессе между «желанием» детей учиться и требованиями руководства по повышению успеваемости и платных образовательных услуг, что никак не сравнимо с комфортом сидения в павильоне или бутике с редкими наглыми клиентами.

Большинство врачей также получает зарплату в соответствии с майскими указами, только если работник бутика скучающе за 5-10 минут выскажет несколько типичных рекламных фраз или поищет на складе кофточку нужного размера, то врач за это же время должен вникнуть во все детали жалоб пациента, посмотреть в карточке предыдущие проблемы и заполнить страничку текущего визита. Среди рядовых врачей и педагогов мало людей, покупающих приличные автомобили и ездящих на них на работу, почти нет ездящих в турпоездки в Европу или Турцию, а рядовой инженер или техник ЖКХ, рукастый сантехник, ушлый продавец вполне себе это могут позволить.

Пресловутый малый бизнес в отраслях потребления по сути является внутренним оффшором и фактически платит налогов в разы меньше здравоохранения, образования, науки. Малый бизнес платит всего-то 6% с оборота, а с 2019 года в отдельных сферах деятельности 4% с оборота, выплачивая в серую значительную часть зарплаты наемным работникам. Руководители налоговых органов неоднократно указывали, что в течение года до половины взрослого населения страны никак не проходит по персонифицированному налоговому учёту. ВУЗ, школа, больница или НИИ удержит с зарплаты своим сотрудникам НДФЛ 13%, социальные взносы 30% (забудем про регрессию, поскольку до нее дотягивается только руководство) и хорошо ещё не заплатит НДС.

В результате, конкретные рядовые исполнители научно-исследовательских работ, медики или учителя за дополнительные платные услуги (без зарплаты руководства, накладных) получают 20% от суммы заработанного и 30% если очень повезет. В отраслях потребления рядовые исполнители даже разговаривать не будут о работе менее чем за 30% от дохода с клиента, а квалифицированнее и оборотистые хотят 50%. Особенно обескураживает предложения некоторых экономистов и политиков помогать потерявшим работу в торговле и общепите, независимо от того, платил ли человек налоги в прошлые годы, реально ли он живёт на минималке от зарплаты до зарплаты.

Мечты о более правильном для бюджетников мироустройстве следует начать с представления обычной справедливости и некоторых научных концепций из общественных финансов. Люди из прошлой эпохи хорошо помнят лозунги «от каждого по способностям – каждому по труду», хозрасчёт, сдельная оплата труда, дотации на производство социально значимых товаров. В современности лишь слова немного поменялись, и теперь мы говорим об управленческом учёте и избежании нерационального перекрестного субсидирования, об оплате услуги её получателем по полному тарифу, об адресной социальной поддержке реально нуждающихся.

Некоторые современные противоречивые концепции, типа налога на тунеядцев, расширения платных государственных услуг, прогрессивного налогообложения имеют лишь долю шутки. В советские времена налог с оборота и торговые монополии позволяли государству хорошо содержать врачей, учителей, учёных, конструкторов, пенсионеров, обеспечивая ведущие позиции нашей страны во многих отраслях и устойчивый экономический рост (за исключением уже самого конца 1980-х). В современной России, пожалуй, лишь нефтегазовая отрасль является очевидным донором для бюджетников, а торговля, сфера услуг и общепит работают в более тепличных условиях по сравнению с бюджетниками.

В качестве одного из примеров финансово-бюджетных перекосов следует привести транспортную инфраструктуру. Многие пенсионеры отмечали, что повышение НДС и пенсионного возраста совпало с намерением властей увеличить инфраструктурное строительство, что фактически лица предпенсионного возраста оплатят более комфортный проезд по дорогам взрослого трудоспособного населения, половина из которого по статистике не платит налогов. Из бюджета Москвы на строительство дорог и метро тратится больше денег, чем на рядовых врачей, учителей и надбавки пенсионерам вместе взятым (не считаем все расходы бюджета, а лишь те, что реально доходят до рядовых бюджетников). Доходы от платных парковок, от акцизов на бензин, от платы за проезд в общественном транспорте покрывают хорошо если половину текущих издержек и совсем не покрывают огромные капитальные вложения. Транспортную инфраструктуру, несомненно, надо развивать, но за счёт её постоянных пользователей, а не за счёт «оптимизации» бюджетников или пенсионеров, которые мало пользуются этой инфраструктурой.

Кажется, что повсеместные платные парковки и платный проезд на автомобилях, поездка на метро по цене одного хорошего обеда, являющиеся реальностью во многих крупных городах мира, звучали политически недостижимо для нашей страны. На фоне же коронавируса, точнее резкого сокращения трафика и анонсов умных систем слежения, очень быстрых изменениях в жизни мегаполисов, такие новшества уже выглядят вполне реализуемыми. Власти лишь стоит правильно настроить пропаганду, что за банкет (т.е. за кризис) заплатят не оптимизированные и без того бюджетники, а те, кто реально пользуется средствами транспорта. Изменение только модели финансирования транспортной инфраструктуры способно сгладить остроту предстоящего бюджетного кризиса, а в приличные по состоянию экономики годы еще и реально стать источником двойной средней зарплаты бюджетникам.

Вновь следует вернуться к проблематике реальной нагрузки труда и налоговой нагрузки на врачей, педагогов, ученых, с одной стороны, на торговлю, рестораны, услуги, с другой стороны. Коронавирус и низкие цены на нефть дают шанс изменить и эти перекосы, поскольку вполне себе крупные города обходятся в апреле без изобилия бутиков и ресторанов, как подавляющее большинство бюджетников не позволяло их себе и до того. Низкая нагрузка на работников торгово-развлекательных центров и их перекрестное налоговое субсидирование за счёт бюджетников является результатом чрезмерного строительства этих центров в прошлые годы.

В экономике есть закон снижения предельной отдачи на капитал, который кратко гласит, что с ростом инвестиций и деятельности в какой-либо отрасли, её отдача и рентабельность падают. В Москве по официальной статистике треть занятых работает в торговле. Торговли в целом и крупных торговых центров стало в разы больше, чем в Лондоне, мировой столице гламура и потребления. Пулковское шоссе в Питере с рядом из десятка пустующих крупных торговых центров вообще стало символом их переизбытка. Наши крупнейшие города опередили по объёму средних и крупных торговых центров крупные города Германии, во многом за счет деградации нашей промышленности.

Собянинская Москва уже показала путь решения переизбытка торговли, когда были закрыты многие рынки и ларьки. На частично сократившуюся торговлю возросло налоговое бремя через рост налога на имущество владельцев торговой недвижимости и через торговый сбор. Налог на имущество у нас, даже после его заметного повышения, по-прежнему в разы меньше налога на имущество в крупных городах США и Западной Европы (не в суммах, а в ставках, даже с поправкой на уровень жизни и уровень цен). Собянинский маневр вполне можно повторить и распространить на другие крупные города, существенно сократив размеры торговых площадей и издержки торговли, повысить концентрацию покупателей и возможность отработать более справедливый налоговый режим.

Крупных продовольственных и всяких других магазинов, аптек, салонов красоты в наших городах по несколько в каждом небольшом районе. Именно они давали формальный рост занятости в последнее десятилетие на фоне стагнирующей занятости в промышленности и строительстве, на фоне бюджетной оптимизации. Именно из-за переизбытка такой занятости с крайне низкой производительностью труда у нашей страны дефицит рабочих рук и нулевой экономический рост. Московский "Вкусвилл", попавший даже в список системно-значимых предприятий, вполне доказывает своим ростом перспективность малоформатных магазинов по сравнению с крупными. Сокращение аптек до одной-двух в каждом небольшом районе ещё и изменит баланс на рынке труда медиков и фармацевтов, позволит ослабить нагрузку на врачей за счет роста налогов на чрезмерность аптек.

Аналогичным образом было бы полезно оптимизировать количество салонов красоты и ресторанов, как минимум уровняв их фактические налоговые платежи с налогами на бюджетников. Возможна даже налоговая прогрессия на чрезмерное количество таких точек люксового потребления, исходя из площадей и количества занятых в конкретном районе от среднего по стране. Нужны ли нам в каждом небольшом районе несколько офисов туристических агентств, салонов связи, которых даже пятнадцать лет назад, во вполне благополучную середину 2000-х было в разы меньше. Нужно ли так много дворников и уборщиц, реально работающих небольшую часть рабочего дня, особенно с учётом далеко не полного распространения патентов на мигрантов и бесплатных мигрантских квот для отдельных отраслей.


Именно избыточная торговля, сфера услуг и общепит просели во время коронавируса и дешёвой нефти, поскольку общество и экономика объективно отказывается от них в первую очередь как наименее нужных. Да, миллионам местных молодых людей и миллионам мигрантов придется переквалифицироваться, начать работать за двоих или уехать домой, но это стратегически меньшее из зол по сравнению с потенциальной очередной оптимизацией врачей, педагогов, учёных и пенсионеров. Молодежь в силу возраста не получила опыта взрослой жизни в предыдущие кризисы и особенно в девяностые, а из каждого утюга им сейчас рассказывают про необходимость государственной поддержки. Подавляющее большинство педагогов и работников в возрасте согласятся, что текущая молодежь более инфальтильна и менее склонна к труду, чем родившиеся в советские годы. Может будет лучше напомнить современной молодёжи из не вполне нужных для общества в таком объеме сфер занятости про девяностые, или опять за кризис заплатят возрастные бюджетники?



http://zavtra.ru/blogs/za_krizis_koronavirusa_i_deshyovuyu_neft_vnov_otvetyat_byudzhetniki





Subscribe
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments