sell_off (sell_off) wrote,
sell_off
sell_off

Categories:

Капитализм наблюдения. (часть 2)

Капитализм наблюдения.


Капитализм наблюдения.



«НА БЛИЖАЙШИЕ 100 ЛЕТ ЯДРО МИРОВОЙ ЭЛИТЫ ОСТАНЕТСЯ БЕЛЫМ. ЕСЛИ И ПОЧЕРНЕЕТ, ТО НЕ ОЧЕНЬ»

— Но тогда это давно распространенный западный принцип — делить ойкумену на три сферы: безопасный мир, затем мир буферный и относительно безопасный и, наконец, мир, выброшенный из человеческой цивилизации, где не властны никакие законы, кроме понятий и обычаев. По такой же модели существуют уже многие европейские столицы — Париж, Берлин или даже Лондон, где элиты жмутся к центру, а на окраинах правят банды мигрантов и головорезов.

— Совершенно верно. Я бы добавил сюда Брюссель и в еще большей степени крупнейшие города бывшего третьего мира. Если посмотреть, например, на Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро в Бразилии, то там есть такие богатые районы, где люди перемещаются с небоскреба на небоскреб на вертолете. Они вообще не опускаются вниз, избегая не только районов трущоб, куда даже полиция выезжает в самом крайнем случае, но и обычные районы. Это реальная самоизоляция элиты. Еще один вариант самосегрегации — плавучие города. Когда лет пять назад я говорил о возможности таких городов, коллеги лишь пожимали плечами: «Ну это слишком!» А буквально через год-другой проект плавучего города был представлен в Москве на одной из выставок. В таком городе могут жить до 50 тысяч человек — вне какого-либо государства или юрисдикции, с собственным внутренним законодательством. Они будут полностью обеспечены инфраструктурой: отелями, кинотеатрами, спортзалами, ресторанами, школами, больницами, поликлиниками и даже теплицами для выращивания растений.

Процессы изменений сейчас пойдут очень быстро. В середине 1990-х годов я написал книгу «Колокола истории. Капитализм и коммунизм в ХХ веке». Я сделал там прогноз на ХХI век, но ошибся в хронологии. То, что, предполагал, произойдет после 2030 года, явилось к нам уже в 2010-х, а в 2020-х, вероятно, случится еще много того, о чем я не писал и даже подумать не мог.

— Получится ли у элиты создать свой «хрустальный остров мечты»? Ведь вокруг будет бушевать жестокая архаика.

— Она, безусловно, постарается это сделать. На данном этапе элита видит свое спасение в создании закрытого мира и такой же системы. Однако в любой закрытой системе, как мы знаем, возрастает энтропия и система начинает гнить. Значит, люди должны будут как-то решить проблему «обновления интеллекта и крови». Иначе в течение четырех-пяти поколений выродятся полностью. Кроме того, есть разные возможности сломать любую систему. Скажем, стоит электромагнитная стена, но и против нее найдутся умельцы, кибертеррористы, способные пробить в ней брешь. Да и вообще, эти системы очень уязвимы. Достаточно пробить их в одном месте, а дальше можно полностью обездвижить. Не спасут ни наемные армии, ни полиция. И получится картинка, знакомая нам по учебникам: варвары захватывают Рим.

Есть и другая модель развития событий, описанная еще арабским мыслителем XIV века Ибн Хальдуном. Согласно ему, любая правящая династия или любое общество арабо-мусульманского мира переживает четыре этапа своего существования. Начинается с того, что в город приходят бедуины из пустыни и завоевывают его. Это первое поколение: оно забирает власть путем ее захвата. Затем второе развивает и консолидирует присвоенное отцами. Третье поколение начинает почивать на лаврах, но при этом вкладывается в развитие искусства. Ну а четвертое жиреет и деградирует, после чего из пустыни снова приходят бедуины, режут вырожденцев и все начинается сначала.

Так что Рим, попираемый пятой варвара, — это даже не римская модель, а матрица всех больших систем, в которых слишком много человеческого и которые не умеют решать проблемы энтропии. Даже мужественная Спарта не устояла и в конце концов деградировала.

В современной Европе черты вырождения можно отследить по кризису христианства и европейской культуры в целом, а также еще (хотя об этом не любят говорить, подобное неполиткорректно) белой расы. Ее численность на Земле сокращается, причем не только в Европе, но и в США и остальных ареалах, где она прежде доминировала. В той же Калифорнии этнические (в основном испаноязычные) общины теснят белое население. Но это, похоже, никого не волнует — в мире больше беспокойства проявляют о сохранении какого-нибудь племени каннибалов в джунглях на границе Бразилии и Колумбии или редкого вида пауков в Центральной Африке. Кстати, и самих белых подобное, похоже, не волнует — о таком можно судить по их полной неготовности защитить от мигрантов своих женщин и детей. Это базовый признак вырождения вида — если самцы не могут защитить детенышей и самок и бегут вместо того в полицию, значит, они уже не мужчины.

— Ну и механизмы однополых браков работают в основном внутри белой расы.

— Да, хотя в арабском мире гомосексуализм распространен не меньше, чем в Европе. Но это, как правило, бисексуалы и у них есть дети, так что на воспроизводство популяции подобное не влияет, а внутри белой расы оказывает, причем немалое.

— Тогда какова судьба белой расы в качестве мировой элиты? Усилится ли внутри элит, о которых мы говорили, мультикультурный, мусульманский или же, возможно, африканский элемент? Другими словами, почернеет ли мировая элита?

— Думаю, если и почернеет, то не очень. Ядро мировой элиты англосаксонское и еврейское. В него, правда, допущена небольшая часть мусульман. Это, к примеру, такие полукровки, как лидер исмаилитов Ага-хан (с состоянием в $13,3 млрд — прим. ред.). Есть целые семьи в арабском мире, которые уже на протяжении трех-четырех поколений имеют тесные связи, в том числе родственные, с британцами. Про индийцев я вообще не говорю — индийская элита очень хорошо интегрирована в мировую. Есть целые индийские пригороды в Великобритании, но мы ни разу не слышали, чтобы там были какие-то бунты. Вот, к примеру, жители Пакистана и Бангладеш, живущие внутри Соединенного королевства, бузят регулярно.

Трудно давать долгосрочный прогноз, но все же я думаю, что на ближайшие 100 лет ядро мировой элиты останется белым. Оно будет размываться, но мы не знаем, как далеко зайдет этот процесс. Виражи современной истории непредсказуемы.

— Кто из нынешних политических лидеров будет сброшен коронавирусом с шахматной доски? Скажем, уцелеет ли Дональд Трамп, удастся ли ему переизбраться в ноябре? Что будет с КНР?

— Когда идет такая разбалансировка мира, на этот вопрос вам не сможет ответить никто. Нарушено глобальное равновесие, и от того, на какую чашу весов сядет условная бабочка, зависит, кто кого переиграет. Если Трамп победит, процесс, который запустили стоящие за ним силы, станет, скорее всего, необратимым, его будет почти невозможно повернуть вспять, и произойдет окончательный передел в мировой системе. Президенту США противостоят глобалисты, но дело в том, что у него реальной программы нет — он пытается затормозить процесс сползания в пропасть, что уже само по себе немало. Что касается Китая, то здесь допустимы разные варианты: от разделения страны на Север и Юг до, напротив, ее укрепления. Евросоюз продолжит слабеть: де-юре он сохранится, де-факто сожмется до пределов условного каролингского ядра. А восточные европейцы, которых подобрали после разрушения соцлагеря, окажутся никому не нужны. При этом значительная часть мира будет охвачена точечными, локальными войнами. В целом он станет очень нестабильным и неустойчивым, ездить по нему окажется значительно сложнее, в том числе из-за эпидемий, реальных и мнимых. Недавно прошла информация, что в аэропортах некоторых арабских стран из-за коронавируса уже ввели экспресс-анализ крови. Я бы в такое государство никогда не полетел — слишком хорошо знаю, как работает там медицина. Впрочем, французская и американская ненамного лучше.

Сейчас вопрос стоит по-ленински: кто кого отсечет от будущего? То, что в настоящий момент происходит вокруг Трампа, свидетельствует: не все попадут в светлое будущее и пройдут в него по узкому мосту кризиса — многие сорвутся. Это принципиально отличает нынешний терминальный кризис капитализма от прежних структурных кризисов. Сейчас ставки высоки как никогда и Трампа постараются не допустить в Белый дом любым способом. Уверен, он это понимает и, оправдывая фамилию (в буквальном переводе на русский trump означает «козырь» — прим. ред.), припас серьезные, я бы сказал, убойные козыри. Перед выборами хозяин Белого дома может выложить их на стол — в частности, по событиям, связанным с 11 сентября. В СМИ как-то прошла незамеченной информация, что 25 марта университет в Фэрбенксе на Аляске закончил исследование по поводу взрыва 47-этажной башни ВТЦ-7. Наш институт несколько лет назад выпустил книгу Анонима «Немыслимое», в ней как раз объясняется, что именно в этой башне был центр управления терактами. Ее взорвали спустя 7 часов после первых двух — таким образом зачистили все улики.

Думаю, у Трампа немало козырей — данные и по 11 сентября, и педофильской сети, в которой задействованы представители высшего света США и Западной Европы, но он будет держать этот компромат до последнего, храня «покерную маску» на лице. Тот факт, что Трампа до сих пор не убили, говорит о том, что козыри в его рукаве весьма серьезные. Кстати, и у нас в России дальнейшее развитие событий во многом зависит от того, победит он или нет.

«НАВЕРНЯКА ПОЯВЯТСЯ ТАКИЕ ГАДЖЕТЫ, КОТОРЫЕ ПОЗВОЛЯТ ИЗБРАННЫМ БЫТЬ НЕВИДИМЫМИ И НЕУЛОВИМЫМИ»

— Когда мы говорим о современных средствах слежения, испытуемых при нынешней эпидемии коронавируса, я правильно понимаю, что их массовое применение будет лишь там, где «чисто и светло»? В анклавах элиты и буферных зонах?

— Уже и термин появился — surveillance capitalism («капитализм наблюдения»). Только это будет посткапитализм. Впрочем, я уверен, что мировая верхушка постарается решить и данную проблему. Наверняка появятся такие гаджеты, которые позволят избранным быть невидимыми и неуловимыми. Вероятно, одна из линий стратификации как раз и пройдет между теми, кто будет виден системам наблюдения, а кто — нет. Кстати, как и сейчас, во время московского карантина, есть те, кто может ездить без всякого QR-кода, и люди, которые этого не могут. Так что верхушка «нового дивного» посткапиталистического мира, безусловно, изымет себя из-под бдительного ока систем наблюдения — и это будет высший пилотаж для представителей элиты, признак избранности, как сейчас, например, возможность заниматься педофилией и не нести ответственности.

Я глубоко убежден, что ребенок, какого бы пола он ни был, не может вызвать у нормального здорового человека сексуальный интерес. Здесь дело в другом — педофилы как бы говорят: «Мы можем делать то, чего не могут другие, мы особые». И вскоре к этой «особости», закрытым клубам, где «широко закрывают глаза», может добавиться функция невидимости. Элита посткапиталистического мира — это, скорее всего, мир «невидимок». Нечто похожее когда-то в романе «Эдем» описал Станислав Лем.

— И которым все позволено, как говорил Федор Достоевский?

— Думаю, что и само ранжирование внутри элиты будет идти по этому критерию: кому-то позволено все, значит, он невидим на 100 процентов, кто-то — на 99 процентов, а другие — только на 50 процентов. Но те, кто станет жить за пределами упорядоченного «светлого» мира (в чем-то вроде большого Сомали), столкнутся с совершенно иными порядками. И неважно, какие это окажутся страны — Бразилия или же пустеющий центр Франции. В условное Сомали может превратиться значительная часто того, что мы пока еще знаем как цивилизованный мир.

— Тем не менее это будет мир, где рядом с футуроархаикой и хаосом станут работать изощренные цифровые технологии. А насколько одичают сами люди? И начнет ли тому способствовать низкокачественное дистанционное образование, на которое нас всех хотят перевести?

— В этой сфере не все так просто. В начале апреля спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко призвала к тому, чтобы статус дистанционного образования закрепить законодательно, причем уже в ближайшее время, а через несколько дней объяснила, что ее не так поняли, потому что возмутились родители. Если еще для университетов я могу представить онлайн-лекцию для небольшой группы студентов в качестве весьма ограниченной дополнительной формы обучения (для больших групп или экзаменов это уже не работает), то для школ дистанционные уроки не поддерживаю категорически.

Я понимаю, что движет сторонниками удаленного обучения. Об этом в свое время очень откровенно сказал Герман Греф на петербургском экономическом форуме. Он даже вспомнил по такому случаю каббалу, которая «давала науку жизни и 3 тысячи лет была секретным учением». А все потому, что «люди понимали, что значит снять пелену с глаз миллионов, сделать их самодостаточными». «Как же управлять ими? — недоумевал глава Сбера. — Любое массовое управление подразумевает элемент манипуляции». Но думаю, что в настоящее время с дистанционным образованием ничего не получится. Не готовы не только родители, но и школы: там нет соответствующей технической базы. Введение дистанционного образования как нормы, с одной стороны, рушит нынешнее образование, с другой — создает двухконтурное. Сами же проталкиватели этого вида образования одним из его плюсов называют дешевизну по сравнению с личностным, в котором процесс обучения и воспитания происходит в виде контакта, диалога преподавателя и школьника/студента. Притом проталкиватели говорят, что личностный вариант образования сохранится, но только для тех, у кого есть деньги. Таким образом, если называть вещи своими именами, все это затевается, чтобы под видом внедрения цифровой технологии ограничить реальное образование элитой, а тем, кого считают быдлом, дать минимум. Притом адепты «дистанционки», лишающие простой люд реального образования, не из графьев вышли — в СССР таких не было. Это лишний раз подтверждает правоту писателя Николая Лескова, считавшего главным врагом мужика не столько аристократа, сколько только что вылезшего из грязи в князи другого же мужика. На подобном построен, например, рассказ «Тупейный художник», да и в других произведениях автора проводится данная мысль.

Нужно сделать все, чтобы сорвать планы убийц нашего образования.

«ЗУЛЕЙХА» ВЫЗВАЛА РЕЗКОЕ НЕПРИЯТИЕ. КОММУНИСТЫ И МУСУЛЬМАНЕ ЗДЕСЬ ОКАЗАЛИСЬ ВМЕСТЕ!»

— В связи с этим хочется спросить о российской элите. Она, как я понимаю, в отличие от арабов и индийцев, не допущена в мировую?

— Конечно, нет. И не только сейчас. Даже дореволюционная российская элита не была допущена на этот олимп — никогда! Смотрите: ядром капиталистической системы поначалу являлись британцы. Потом они и американцы сошлись вместе благодаря группе Родса — Милнера и еврейскому капиталу, сосредоточенному по обе стороны Атлантики. Французов и немцев туда очень долго не допускали, но затем сделали исключение для некоторого числа. А вот российскую элиту за общий стол — никогда. Скорее арабов и японцев пустят. Что касается китайцев, то они и сами вряд ли захотят, хотя со времен Второй опиумной войны некоторые южнокитайские кланы оказались тесно связаны с рядом британских влиятельных семей, причем настолько, что это до сих пор влияет на внутреннюю политику Китая.

Помните, у большевиков был такой деятель Леонид Красин? Англичане его принимали, в Лондоне он участвовал в переговорах с лордом Джорджем Керзоном, оказался допущен до великосветских раутов. И все равно Леонида Борисовича встречали как туземного вождя! Англичане знали, что в революцию 1905 года он был боевиком. Красин являлся чрезвычайно разносторонним человеком — талантливым инженером (работал с фирмой «Сименс-Шуккерт» в Берлине), мог и большие деньги доставать. Кстати, в ВКП (б) этот человек был единственным, кто по своим качествам — организационным и интеллектуальным — мог считаться ровней Ленину (Александр Богданов, например, являлся ровней только интеллектуально). Но даже Красин — самый продвинутый из большевиков — воспринимался в Лондоне как дикарь, туземец. Элита, связанная узами 300–400-летней давности, никого из России, тем более нынешней, внутрь себя не пустит.

Из представителей старой российской дворянской эмиграции есть, пожалуй, лишь один человек, который сегодня принят в этих кругах как равный, — князь Георгий Юрьевский. Он живет в Швейцарии, по одной линии — через княгиню Юрьевскую — Рюрикович, а по другой — Романов, правнук Александра II. Вот князь Георгий действительно пользуется уважением.

Что до современной постсоветской верхушки… Думаю, что с большей ее частью, если она побежит в Европу, произойдет то же самое, что с Остапом Бендером на румынской границе.

— Для Кремля этот год начинался достаточно энергично: со смены правительства, объявления изменений в Конституции, постепенного старта операции «Транзит». И вдруг коронавирус смешал все карты. Российская элита в растерянности?

— Чтобы точно ответить на данный вопрос, надо обладать инсайдерской информацией, у меня ее нет. Но, если судить с внешней точки зрения, элита растерянна. И дело не только в коронавирусе, но и в нефти. Я согласен с теми, кто считает: то, что произошло в марте (отказ от сокращения нефтедобычи и полуразвал ОПЕК), говорит о том, что нефть перестала существовать как политический фактор и мир вернулся к состоянию до 1973 года. Размахивать ею как знаменем или дубинкой больше не получится. С газом у РФ тоже проблемы. А если Россия — великая энергетическая (сырьевая) держава, то с уменьшением политической роли сырья и ростом экономических проблем в данной сфере что будет с правящим слоем? С его отношениями с населением? В годы «тучных коров» народ получал крохи с барского стола и многим этого хватало. Наступают годы «тощих коров», и контракт между властью и населением может оказаться под вопросом. Как говорил один из героев фильма «Цирк», кончается контракт, начинается антракт. Последний грозит затянуться; «коронакризисная» ситуация способна обострить его. Противоречивые оценки продолжительности ограничительных мер, связанных с «коронакризисом», исходящие от власти, свидетельствуют, на мой взгляд, о внутриэлитном противостоянии «нормализаторов» и «чрезвычайщиков». За ним просматривается борьба сторонников различных вариантов развития РФ. Что-то подсказывает мне, что наиболее рьяные «чрезвычайщики» рискуют в перспективе оказаться политическими трупами, поскольку именно их элита может сделать громоотводом социального гнева, гроздья которого уже вполне созрели.

У Маркса было такое выражение: «язычник, чахнущий от язв христианства». Проблема в том, что от терминального кризиса капитализма, о котором мы говорили, страдает прежде всего не центр, а полупериферия и периферия. Россия сейчас и есть полупериферия. «Сломалась» нефть, рушится малый и средний бизнес (при всех разговорах о его поддержке на самом деле помощь пока получают прежде всего крупные госкорпорации). И это не может не привести к социальным последствиям. Потому для нашей власти категорически важно отменить карантинные меры к концу мая (хотя и это уже запаздывает). Но, может, кто-то специально тянет резину, чтобы обозлить население? РФ, согласно прогнозам, потеряет из-за режима ограничений около 4 процентов ВВП. Возникнет ли из этого революционная ситуация? Меня нередко спрашивают: если проводить параллели, то в каком году по революционному календарю мы сейчас находимся — в 1917-м? Нет, отвечаю я, скорее в 1904-м. Вопрос лишь в том, куда мы двинемся теперь — назад от 1904-го или вперед к 1905-му?

Здесь уместно вспомнить, что говорил русский философ Василий Розанов о ситуации 1904–1905 годов. В Российской империи, по его замечанию, были так называемые образованные классы (интеллигенция и буржуазия), которых власть презирала, как и народ. Но, когда в 1904–1905 годах произошла смычка образованных и народа, разразилась революция. Переводя взгляд на день сегодняшний, замечу: одно дело — конгонять по Болотной площади белоленточную интеллигенцию, но совсем другое — когда на тебя с дрекольем и арматурой выйдет кто-нибудь вроде футбольных фанатов. Хотя считается, что они у нас контролируются спецслужбами, но это ничего не гарантирует. До революции 1917 года охранное отделение тоже пыталось контролировать революционеров, однако потом процесс вышел из-под контроля. Так что смычка образованных и улицы — это очень серьезный фактор, возникновение которого напрямую зависит от того, как будет вести себя правящий слой.

Кроме того, надо помнить, что Россия не совсем суверенная страна. Впрочем, абсолютно суверенных в современном мире нет: даже США и Китай ими не являются. Степени несуверенности у всех разные. Уязвимость РФ в том, что она зависима от мировой экономики. Любое серьезное потрясение там отзовется у нас сейсмическими колебаниями. Поэтому дальнейший сценарий станет очень зависеть от того, что происходит не только в России, но и в мире.

У РФ на мировой арене было два серьезных козыря: нефть и ядерное оружие. Сейчас осталось только последнее, что позволяет нам играть на ограниченном поле — не в глобальные игры, в которые ввязывался Советский Союз, а в региональные. В чем сила западной элиты? В связях всех друг с другом и поддержке друг друга. Контактируя с западной элитой, имеешь дело с осьминогом, многоголовым Змеем Горынычем. СССР какое-то время мог этому чудовищу противостоять. Едва ли нынешняя власть на такое способна. Как Владимир Высоцкий пел: «Как школьнику драться с отборной шпаной…» В такой ситуации надо использовать силу противника против него же, предварительно нейтрализовав «пятую колонну».

— В числе глобальных мероприятий, которые сорвал «коронакризис», — масштабное празднование 75-летия Великой Победы, прежде намеченное в Москве на 9 мая. Что же получается, Третья мировая «вирусная» война грозится перечеркнуть не только празднование Победы, но и итоги Второй мировой? Мир, в котором мы окажемся завтра, будет совсем другим по сравнению с тем, который достался нам после Ялты 1945 года?

— С момента разрушения Советского Союза мы уже живем не в «ялтинском мире», а в мире, который журналисты сначала назвали «мальтийским». Напомню, что 2–3 декабря 1989 года Горбачев на встрече с президентом Джорджем Бушем сдал ему, а в его лице англосаксонской части североатлантической элиты, соцлагерь и СССР. Днем ранее он проделал то же самое на встрече с советофобом Папой Римским Иоанном Павлом II по отношению к западноевропейской континентальной части североатлантической элиты. Однако эта капитуляция 1989-го ни в коей мере не перечеркивает нашу Победу 1945 года. Если парад, приуроченный к 75-летию Победы, состоится 24 июня, это будет очень символично: именно 75 лет назад дождливым днем на Красной площади прошел парад Победы, когда к Мавзолею бросали знамена поверженных врагов. Если же мероприятие перенесут на 3 сентября, день победы над Японией, то тоже будет символической датой: в этот день мы полностью перелистнули военный календарь Второй мировой. Хотя, конечно же, 3 сентября по значению и символике не идет ни в какое сравнение с 9 мая.

Мы возмущаемся тем, что в Праге снесли памятник маршалу Ивану Коневу, но при этом почему-то забываем, что монументы, связанные с нашей историей, первыми стали убирать мы сами. То, что сейчас происходит в странах бывшего соцлагеря, — следствие того, что случилось в горбачевском СССР и позднее в РФ. Это у нас снесли памятник Феликсу Дзержинскому на Лубянке в августе 1991 года. А какие фильмы в РФ появляются на центральных каналах? Недавно в канун 150-летия Ленина вышел сериал «Зулейха открывает глаза» — очередной пасквиль. Это явление того же порядка, что и фильм «Матильда» к 100-летию революции. И делается подобное совершенно сознательно: «Зулейху» запустили и под 150-летие Ленина, и под 9 Мая. Дескать, посмотрите, кто выиграл войну — те, кто устраивал ГУЛАГ, так что же это за победа! Я знаю, что депутат-коммунист Сергей Гаврилов попросил генпрокуратуру РФ проверить данный сериал, да и в Татарстане в мусульманских и интеллигентских кругах фильм вызвал резкое неприятие. Так что коммунисты и мусульмане здесь оказались вместе в противостоянии лжи и хулителям нашего общего прошлого. «Горе всякому хулителю-поносителю», — сказано в Коране (104:1).

ИСТОЧНИК
http://andreyfursov.ru/news/sejchas_vopros_stoit_po_leninski_kto_kogo_otsechet_ot_budushhego/2020-05-14-820




https://youtu.be/gVRy2rq5uZc


https://stalingrad.tv/articles/kapitalizm-nablyudeniya/




Subscribe
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments