sell_off (sell_off) wrote,
sell_off
sell_off

Categories:

Генерал КГБ Николай Леонов: "Великая русская цивилизация окончена". С помощью КГБ (часть 2)

Генерал КГБ Николай Леонов: "Великая русская цивилизация окончена". С помощью КГБ



Генерал Николай Леонов: у нас нет ответа на вопрос «Куда идет Россия?»


Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1. Приходит год вакцинации 30/12/2020
Генерал Николай Леонов.
Генерал Николай Леонов. © / Юрий Сомов / РИА Новости

— Но почему мы так разобщены экономически ?

— Я считаю, у нас нет цели развития, перспективы. Ведь каждый человек, каждая семья строит какие-то планы на будущее, а вот страна у нас живет одним днем. Чего ради она живет и куда движется, об этом мало кто задумывается. Наш максимум — дожить до понедельника. Все это я и отношу к признакам умирающей цивилизации.

— Кто должен сегодня не «поддакивать» президенту, а говорить ему неприятную правду — ФСБ, СВР, Госдума или МИД? Как это было в вашу бытность?

— Наша аналитическая служба была очень крупной. В ней работали сотни квалифицированных офицеров, глубоко разбирающихся в событиях определенных регионов и стран. Мы могли в течение суток создать документ по развитию ситуации в любой точке земного шара. Раз в неделю по четвергам Политбюро собиралось на свои заседания. Перед каждым четвергом к нам поступала повестка дня очередного заседания — в той части, которая касалась обсуждения международных дел. Андропов как член Политбюро просил подготовить для него позицию разведки по конкретным темам. И потом часто рассказывал, как реагировали на наши документы члены Политбюро и какие были приняты решения. Эта была обратная связь. Но мы и сами могли направить через Андропова в Политбюро записки по тем темам, которые считали необходимым поставить на обсуждение. Они так и назывались записками в ЦК, по сути — в Политбюро. И докладывал этот документ лично Андропов.

Военный молох, по сути, сожрал СССР. Сегодня эту роль в России выполняет масштабная коррупция. Эффект тут одинаковый: в СССР мы закапывали деньги в землю, а коррупционеры в России вывозят их за рубеж и обескровливают нашу экономику.

— А можете привести пример такой записки?

— Первый такой документ был подготовлен в 1975 году. Мы просили Политбюро прекратить расширение зоны нашего влияния за счет государств Юго-Восточной Азии и Латинской Америки. Тогда со всех сторон сыпались просьбы оказать военную и финансовую помощь в деле «строительства социализма». И тут мы разошлись в оценках с ЦК КПСС. Заместитель главы международного отдела ЦК КПСС Карен Брутенц стоял на иной точке зрения — надо всемерно поддерживать ориентирующиеся на нас государства, расширять сферу влияния СССР. Особенно эти идеи набрали силу после «революции гвоздик» в Португалии, когда к власти там пришли прогрессивные военные и португальские колонии получили свободу. Мы писали, что у СССР уже нет ни финансов, ни кадров, ни военных ресурсов для расширения сферы влияния. Мы называли это «политической буффонадой», для которой Брутенц придумал сомнительное идеологическое обоснование в виде идеи стран «некапиталистического пути развития». И требовал под это выделение финансовых ресурсов. Мы были категорически против. Приводили в пример Англию, которая точечно оказывала помощь тем странам, с территории которых можно было реально контролировать морские пути. Это Гибралтар, Мальта, Сингапур, Йемен. Лондон не разбрасывал свои ресурсы широким неводом, как это делали мы, а контролировал через эти точки морской путь в Индию. Мы же влезали по уши. Помню, как мучился Андропов. Он просил записку сократить. Мы ее сократили раз, потом второй, довели до 8 страниц. И все равно он не осмелился ее подписать. Сказал, что доложит устно. Доложил ли — не знаю. Но судя по расширению помощи, эта порочная практика была продолжена.

— А какой была позиция разведки по вторжению в Афганистан?

— То, что мы влезли туда, и стало для реальным доказательством, что Андропов не посмел идти против течения в ЦК за расширение сферы влияния СССР. Спустя два месяца после введения наших войск он приехал в Ясенево и произнес фразу, которая нас поразила: «Мы вляпались в Афганистан».

— Но ведь Андропов на Политбюро сам голосовал за ввод войск...

— Я знаю. Члены Политбюро тоже думали о своей карьере и не шли против течения. Наверное, потому о вторжении в Афганистан наша служба не была поставлена в известность. Я узнал об этом решении часа за три до начала операции. Обидно, но члены Политбюро не дали нам поручение просчитать все последствия этого шага. Это было недальновидное решение. И первым за вторжение был Брежнев. Он обиделся, что Амин убил своего бывшего руководителя Тараки, проигнорировав просьбу генсека сохранить ему жизнь и отправить в СССР. Ну понятно, что министр обороны Устинов проголосовал «за» потому, что он всегда был сторонником максимального роста военного бюджета, что и похоронило СССР. В итоге нас втянули в 10-летнюю войну, которая надорвала силы СССР и стала одной из причин его развала.

Но есть много примеров, когда с нашими записками считались. Помню один случай: в 1975 году началось наступление патриотов Северного Вьетнама на Южный Вьетнам. Андропов приехал в разведку и признался, что на Сайгон пошла вся северовьетнамская армия, а не только партизаны. А Северный Вьетнам полностью оголился. Андропов боялся, что американцы могут высадить десант и взять Ханой штурмом. И попросил нас обсудить, возможен ли такой сценарий. Мы сходу сказали: американцы не пойдут на эту операцию из-за сложного внутриполитического положения и нарастающих антивоенных протестов. Для такого вывода были у нас и разведданные. И мы оказались правы.

— В отличие от России экономика Китая резко рванула вперед. Когда-то команда ельцинских реформаторов категорически отказалась от китайского опыта: мол, он не приемлем в России. Так ли это?

— Мы могли пойти по китайскому пути, но надо было перешагнуть через свою площадь Тяньаньмэнь. И потом, в Китае был Дэн Сяопин, который дал добро на расстрел студентов и твердой рукой вывел Китай из кризиса. В итоге страна сохранила свою промышленную структуру и социально-ориентированную экономику и стала наращивать темпы. Мы же пошли по иному пути. У нас появился опереточный ГКЧП, а главным реформатором стал Чубайс, который под руководством американских советников проводил идеи приватизации.

— Вы ушли от ответа на вопрос, годится ли сегодня для нас китайский путь?

— Нет конечно.

— Почему?

— Прежде всего потому, что Россия заросла непроходимыми зарослями воровства, расхищения государственного добра и бюджетных средств. А этого не было в Китае, когда Дэн Сяопин начинал свои реформы. Военный молох, по сути, сожрал СССР. Сегодня эту роль в России выполняет масштабная коррупция. Эффект тут одинаковый: в СССР мы закапывали деньги в землю, а коррупционеры в России вывозят их за рубеж и обескровливают нашу экономику.

Масштабы воровства зашкаливают, интернет кипит информацией о коррупции и разбое с госсредствами — одна история с воровством на космодроме Восточный вводит в ступор. И таких случаев масса. Надо вымести весь этот мусор, вычистить страну от ворья, но мы ничего сделать не можем. А китайский вариант без чистки просто не сработает.

— Но ведь и у вас был шанс, к примеру, арестовать Ельцина, когда он со своей дачи выехал к Белому дому, чтобы возглавить протест. Почему Крючков не дал команду группе «Альфа», которая следила за Ельциным, арестовать его в дни ГКЧП?

— Беда в том, что у нас в то время не оказалось ни одного решительного лидера. Крючков был обычным партаппаратчиком. Он пришел к нам в разведку из партийных органов. Пока был Андропов, у которого была своя жесткая позиция и видение мира, Крючков отражал его свет. И все было правильно. И у нас было с Андроповым отличное взаимодействие. Но когда Андропова не стало, то вся позолота с личности Крючкова мгновенно слетела, все развеялось, как утренний туман. Потому он оказался абсолютно негодным для тех событий, которые произошли в 1991 году. Эти трусы не смогли даже выбрать председателя ГКЧП. Руки тряслись, ноги подкашивались.

— Но почему тогда Крючков пошел на организацию ГКЧП?

— Трудно сказать. Ни меня, ни руководителя внешней разведки Леонида Шебаршина он не посвящал в свои планы. Одно могу сказать: в день объявления ГКЧП Крючков пригласил нас и сказал: военные приняли решение ввести чрезвычайное положение в некоторых районах СССР для того, чтобы предотвратить нарастающий бардак и беспорядки. И надо поддержать это решение. Мы подумали, что если решение принято военными, а я хорошо знал по опыту стран Латинской Америки, что если военные берутся за дело, значит, будет Пиночет. Другого не дано. Мы взяли под козырек, но в воздухе повис вопрос: а чего ради все это затеяно? Наблюдая за ситуацией, я быстро понял, что организаторы ни к чему не готовы. Первое же обращение к населению показало всю аморфность планов: их просто не было, как не было ни призывов к населению, ни объяснений трагичности ситуации. Никто не мобилизовал партию, а ведь в КПСС насчитывалось 20 млн членов. И ни слова, ни одного призыва к ним встать на защиту страны, выйти на улицы. В итоге члены ГКЧП под тяжестью ответственности были просто раздавлены и сами подавлены своей «смелостью». Потому и не было сопротивления с их стороны.

А ведь произошла реальная революция или контрреволюция, называйте, как хотите. Но это была, как верно заметил Владимир Путин, «крупнейшая геополитическая катастрофа». И она не вызвала никого отклика у населения. Да, покончили с собой генерал Ахромеев, поэтесса Юлия Друнина, некоторые другие. Но — и все. Все было парализовано и распластано. Немощный и инертный партаппарат был просто сметен как осенняя листва ветром. А что организаторы? Они сели писать покаянные письма Ельцину. Читать эти оправдания маршала Язова, главы КГБ Крючкова просто стыдно. Трудно себе представить всю глубину их политической немощи, неготовности ни к каким поступкам. Потому эта революция была бескровной, но очень тяжелой по своим последствиям.
Все богатство страны мы спустили в безумной гонке вооружений. Все было сожрано военной машиной. И колбаса стала дефицитом.

— А как получилось, что Генри Киссинджеру удалось сформировать антисоветский альянс с Китаем?

— Союз США и Китая против СССР во многом стал следствием головотяпства советского руководства. Мы своим руками создали почву, на которой Киссинджер ловко выстроил антисоветский альянс. Мы собачились из-за островов на реке Амур. Наша верхушка почему-то решила, что Китай — это враг № 1. Я помню время, когда Андропов публично говорил нам, что СССР должен иметь военный потенциал, равный потенциалам США, НАТО и Китая. Эти мысли генсека вызвали у нас в разведке ступор. Мы знали, что СССР не вытянет такое напряжение. Но слова Андропова были указанием к действию. И министр обороны Устинов (кстати, близкий друг Андропова) после этого выкачивал все ресурсы на безумную политику наращивания этого потенциала. Кстати, Устинов сыграл ключевую роль в выдвижении Андропова в генсеки. Наверное, потому Андропов и не противился его планам. А Устинова с того времени я считаю главным могильщиком СССР. Страна вкачала гигантские деньги в ненужную и безумную гонку вооружений. Потом все эти масштабные запасы оружия, которые накапливались десятилетиями, были уничтожены или гнили на складах. Это было преступлением. Мы все наши ресурсы закопали в землю. Зачем производились эти десятки тысяч танков, самолетов, артиллерии, которые к тому же устаревали? Ведь наличие ядерного оружия все это обессмысливало. Мы не понимали, зачем при таком его количестве — более 10 тыс. различных систем — мы вколачивали миллиарды рублей в обычное вооружение? Пытались с позиций разведки убедить вышестоящие инстанции не делать этого, умерить пыл. Но все попытки продвинуть идею разумного и достаточного вооружения отвергались самим Андроповым. Вот и вышло, что все богатство страны мы спустили в безумной гонке вооружений. Все было сожрано военной машиной. И колбаса стала дефицитом.

— Вы говорили об этом лично Андропову?

— И не раз. Причем в качестве примера разумной достаточности ссылались на ядерный щит Китая. Они создали 600 ракет с ядерными боеголовками и на этом остановились, не стали накапливать десятки тысяч танков и орудий. Реакция была резкой. Андропов бросил фразу: «Не учите нас управлять государством! Мы тоже кое-что в этом понимаем».

Америка достаточно сильна и центробежные силы пока не способны ее развалить. У нее достаточно сил и есть все необходимые законы для того, чтобы дать по зубам сепаратистам или тем силам, которые попытаются разжечь гражданский конфликт.

— Верите ли вы в закат Америки? Удастся ли Байдену склеить, сшить страну? Или падение США из-за внутренних противоречий, как и падение Римской империи в свое время, неизбежно?

— В этом мире нет ничего вечного. США зародились из самого динамичного и активного населения, которое выехало из Англии и Европы. Из России, к примеру, наши переселенцы завезли самую лучшую пшеницу — одесскую. США стали магнитом для желающих со всего мира жить лучше. Но если сначала туда ехали европейцы, то сегодня вектор демографии изменился. Америку заселили выходцы из Латинской Америки. Выросло и негритянское население. И американское общество покрывается трещинами межэтнических противоречий. Усиливается раскол между расами. Мы не раз в ходе официальных контактов по линии разведки спрашивали наших коллег, допускают ли они возможность в США социальной революции? В смысле, что имущественное расслоение может вызвать революционные изменения в обществе. Они отвечали, что в обозримом будущем это вряд ли возможно. Ссылались на успешное развитие экономики, что делало маловероятным какой-то социальный взрыв. А вот расовые проблемы признавали, тем более с учетом религиозных различий. Упоминали и о моральной проблеме в обществе, когда размываются сдерживающие нравственные устои. И эти опасения отчасти оправдались.

Но я бы не стал говорить о закате Америки. В обозримом будущем там вряд ли стоит ожидать гражданской войны, которую на телеканалах предрекают многие российские эксперты. Америка достаточно сильна, и центробежные силы пока не способны ее развалить. У нее достаточно сил и есть все необходимые законы для того, чтобы дать по зубам сепаратистам или тем силам, которые попытаются разжечь гражданский конфликт. Кстати, таких жестких законов, как в США, в СССР не было. У наших республик всегда сохранялось формальное право на выход из Союза. В Америке такое не пройдет. Вы сразу будете объявлены вне закона, к вам применят военную силу, и всех заговорщиков отправят за решетку.

Мы блуждаем по лесу. Бредем наугад, меняем курсы, галсы. Открытый разговор, что мы хотим создать из страны, давно назрел. Для себя, для потомков это важнейшая вещь — понять, «камо грядеши»?

Многие сегодня ссылаются на пророчества Ванги: мол, США ждет упадок и раскол. Кстати, меня часто спрашивают ваши коллеги-журналисты, обращался ли КГБ к Ванге за предсказаниями. Так вот: мы никогда к ней гонцов не посылали и к ее прогнозам относились скептически. У нас с головой было все в порядке, и мы сами могли дать прогноз по любой ситуации.

— А как у США получилось создать из России монстра пострашнее СССР? Вам, наверное, смешно читать статьи в западных СМИ с этими нелепыми обвинениями.

— У Америки реальный враг не мы, а Китай. ВВП Китая сегодня составляет 18% мирового, а России не дотягивает и до 2%. Объем внешней торговли Китая — 4 трлн долларов, а России — 270 млрд. А ведь всего лишь 40 лет назад ВВП Китая равнялся российскому сегодня — 2% мирового , а у СССР был 20%. Ну какой же мы враг США? С нашей экономикой это смешно.

А вот Китай совершил колоссальный рывок в своем развитии и реально претендует на статус мировой сверхдержавы, равной США. И ХХI век станет веком противостояния этих двух супергигантов. Это как два огромных бойца сумо, пытающихся вытолкнуть один другого из круга. Но характер этой борьбы другой. Эти две страны очень связаны друг с другом, в т. ч. в научно-технической области. Их взаимный оборот внешней торговли колоссальный. И каждый раз на высшем уровне они стараются найти компромисс. Так было при Трампе, так будет и при Байдене.

А вот у России иная судьба: она выбрана на роль врага в силу своей слабости. И потом, в США столько сил и средств было потрачено на создание из СССР образа врага, что этот имидж по наследству перешел к России. Особо ничего и выдумывать не пришлось. Ну добавили российских хакеров, взламывающих серверы госучреждений США и их союзников по всему миру. И все пошло по накатанной. Как у испанских конкистадоров, которые строили католические соборы на месте храмов ацтеков и инков и из тех же каменных блоков. Так что страхи перед Россией носят наследственный характер. Да и мы иногда их подпитываем своими заявлениями о новых военных суперразработках. Тут же поднимается визг на весь мир. Мне кажется, было бы лучше делать это втихомолку и не трясти красной тряпкой перед носом США. Эта страна привыкла жить в относительной безопасности, и открытая угроза от военных новинок вызывает у Конгресса только приступ щедрости к ВПК.

— Известный американский русофоб Ричард Пайпс еще в 2011 году назвал главную причину слабости России — она, точнее ее элита, не знает, куда идти и остановилась в нерешительности. Вы согласны?

— Это и моя давняя убежденность. Мы блуждаем по лесу. Бредем наугад, меняем курсы, галсы. Открытый разговор, что мы хотим создать из страны, давно назрел. Для себя, для потомков это важнейшая вещь — понять, «камо грядеши»? Куда мы идем? С таким вопросом спутники Христа обратились к учителю. Мы ответа не знаем. И наша жизнь на планете превращается в пустое биологическое прозябание. Нужна такая «дорожная карта», с которой мы бы работали по иному — четко и понятно, с колоссальной отдачей. Только так из нашего народа можно было бы высвободить еще оставшуюся творческую и созидательную энергию. Но повторяю: для этого мы должны знать, куда идем.



https://aif.ru/politics/world/general_nikolay_leonov_u_nas_net_otveta_na_vopros_kuda_idet_rossiya



Subscribe

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments