sell_off (sell_off) wrote,
sell_off
sell_off

Categories:

Совсем припухли. Состояние олигарха Потанина пухнет. Несмотря на все беды, обрушившиеся на Норильск.


Совсем припухли



Состояние олигарха Потанина пухнет. Несмотря на все беды, обрушившиеся на Норильск. Откуда берутся бешеные прибыли?



Этот мир придуман не нами: экологические катастрофы в России, вызванные деятельностью крупнейших ресурсодобывающих компаний, не влияют на курс их акций. Пусть даже эти проблемы стоят от $2 млрд. В пятницу появились свежие статданные от Bloomberg (BBI), о том как растет благосостояние 500 богатейших людей мира. Этот индекс рассчитывается как раз на основе стоимости акций компаний, которыми владеют миллиардеры. В «Норникеле» у Владимира Потанина самая большая доля — более трети, и он, согласно BBI, самый богатый из россиян, 46-я строка рейтинга. И продолжает богатеть. Несмотря на поток (будто кто сглазил) норильских бедствий последние 11 месяцев.

Годовой график состояния Потанина по версии Bloomberg

Персонально к анамнезу каждого толстосума дана его кардиограмма — его денег, конечно. Изломы судьбы, взлеты и падения. В том числе и Потанина, и это очень наглядная иллюстрация ценностей нашего общего с ним мира, и это очень чуткий измерительный инструмент: не только стрекозы никогда не спят, деньги, тем более такие, — тоже. И тоже трепещут. Ну и Норильск никогда не спит. Он кует эти деньги в беспрерывном режиме 24/7.


Итак, к ценностям, что зафиксировал BBI.


  • На 1 апреля с.г. состояние Потанина оценено в $30 млрд.


  • За год до этого, до всех грозных норильских катаклизмов, — $23,9 млрд.


29 мая происходит одномоментный разлив нефтепродуктов, крупнейший в Арктике за всю историю. 28,4 млрд на тот момент у Потанина и ко 2 июня — 28,9 млрд. Потом с вмешательством Путина, с первыми оценками масштаба катастрофы идет некоторое падение, но неглубокое, непродолжительное, перемежающееся неожиданными взлетами (корреляции с ходом ликвидации ЧС не видно), с конца октября — долгий рост. 5 февраля суд награждает «Норникель» рекордными выплатами за катастрофу в 2 млрд — и это тоже отмечено лишь мельчайшим колебанием.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Ржавчина

Как «Норникель» перерабатывает Таймыр в чистую прибыль. Специальный репортаж Елены Костюченко и Юрия Козырева


  • Обвал графика с отметки в 34 млрд до 28,1 — самый стремительный и самый значительный — начинается с 21 февраля: накануне происходит обрушение с жертвами на обогатительной фабрике.


  • А затем — самое существенное для рынка, важнейший фактор: 24 февраля «Норникель» сообщает о подтоплении рудников, причем ключевых, то есть о возможных проблемах с сырьем. О том, что уже с 12 февраля пошла вода в горные выработки «Октябрьского» и «Таймырского», и работы в этих рудниках частично приостановлены.


И Потанин резко худеет.

А с 25 марта — снова пухнет. До нынешних 30 млрд. Столько же было у него на 1 января. Сейчас даже немного больше — за первый квартал он прибавил в итоге всех взлетов и падений 16,8 млн. Ну а со 2 апреля прошлого года — 6,1 млрд. А мог бы и 12 млрд — если бы не потоп в рудниках.

Еще раз: согласно Bloomberg, Потанин разбогател за минувшие 12 месяцев на $6 млрд. И мы живем с этим со всем в одной реальности. Это смыслы видимого нами мира.

Именно сейчас, 21 февраля, по графикам Bloomberg, Потанин достигал наивысшей своей точки — 34 млрд.

О некоторых секретах такого успеха, надо полагать, вскоре нам расскажут. Государство начало проверки в Норильске и Москве. Исходя из интереса его органов, ясно, что 90-х, вопросов приватизации концерна, залогового аукциона решено не касаться — это проверяла прежде Счетная палата, Генпрокуратура: правила были, возможно, незаконные и уж точно несправедливые, но это не к хозяевам «Норникеля», они действовали в рамках тех правил. Интерес проявлен к тому замкнутому экономическому циклу, что бесперебойно молотит в Норильском промрайоне (НПР), копеечка к копеечке складывает состояние отдельных соотечественников. К империи, созданной в НПР. Поэтому именно ФАС под прикрытием Генпрокуратуры проверяет огромные массивы документации, изъятые минувшей зимой в Норильске и в Москве, центральном офисе «Норникеля».

Действительно, НПР — редкий пример выжимания досуха и природного ресурса, и людского. Есть и более впечатляющие примеры эксплуатации чего-то одного, но вот чтобы так комплексно, системно и до упора… С 90-х «Норникель» поставил во властные структуры несколько сотен видных персонажей, начиная с вице-премьеров в правительстве РФ, и все они в той или иной мере способствовали становлению этого сугубо феодального, но, с точки зрения бизнеса, совершенного механизма, плели эти нити и заплетали. Но смогут ли сейчас распутать? Рубить пока команды не было.


  • Типичный житель НПР, получив зарплату на одном из предприятий «Норникеля», вернет их своему кормильцу.


  • Нетипичный, получив жалованье в учреждении бюджетного сектора или заработав в частной компании, тоже отдаст эти деньги «Норникелю». Поскольку вся инфраструктура — его.


Магазины платят бешеные деньги за тепловую энергию, поставляемую «Норникелем». За морковку и капусту, поставляемую «Норникелем» же, его судами в рамках «северного завоза». Если человек летит куда-то — он летит из его, «Норникеля», аэропорта. На его самолете. Заправленного им же. Всё — «в семью, в дом», деньги ходят по замкнутому контуру. Поскольку вся инфраструктура контролируется «Норникелем», вся энергетика, включая ГЭС и ТЭЦ, «Норильскгазпром», поставки бензина и дизеля. Даже некоторые функции государства, Росприроднадзора, Росгидромета, такие как, например, слежения за выбросами комбината, отошли к самому «Норникелю».

Норильск летом. Фото: Юрий Козырев / «Новая газета»

Или.

Железная дорога. Она тут единственная в России — частная. 333 км развернутой протяженности. Это естественная монополия, однако РФ здесь тарифы не устанавливает. Это вотчина «Норникеля». Почему? Потому что на костях зэков стоит? Нет, не угадали. Минтранс еще в 2011-м объяснил отсутствие госрегулирования тем, что дорога не соединена с другими и обслуживает на 98% грузы «Норникеля». Но вот я лично по ней ездил в 90-х не раз — где я и где Потанин? Да, в 90-х пассажирское сообщение и похоронили, но откуда взялись сейчас эти 98%, тоже ни для кого в НПР не секрет. Предприниматели рассказывают, что свои грузы, не имеющие отношения к Потанину, из-за отсутствия альтернатив они вынуждены оформлять через агентские организации, связанные с «Норникелем». И их грузы проходят уже как «комбината». Врут, наверное.

Газ. Добыча, транспортировка и потребление его основного объема — тоже дело сугубо «Норникеля», и регулирование цен на него почему-то не является прямой компетенцией краевых властей. При этом край включает в расчеты стоимость газа от «дочек» «Норникеля» как экономически обоснованные затраты, и в 2007–2018 гг. тариф утверждался с ростом в 15%, а в два последних года с ростом в 19,5% (что существенно выше темпов роста цен и инфляции в стране). Как это отражается на коммуналке, ясно.

Морской порт Дудинка. И это, как догадываетесь, тоже «Норникеля». Девять причалов протяженностью 1,7 км. При этом границы акватории порта, утвержденные правительством РФ в 2009 году, по мнению экспертов, имеют избыточную протяженность — около 20 км в обе стороны от границ порта. На прилегающих к порту землях промназначения сформированы участки под «сельское хозяйство» (южнее и севернее порта до границ города, вдоль русла реки), пользователи аффилированы с «Норникелем». Для чего? Вероятно, чтобы никто из конкурентов не подстроился. Попросту к нулю сведена вероятность организации альтернативного порта. И выдаивается рента. Все работает на «Норникель», интересы остальных субъектов — по остаточному принципу.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Аэропорт — это тоже «Норникель». Видео

Как Митрохину не дали вывезти в Москву пробы воды и грунта с места экокатастрофы

Авиа. Норильское государственное авиапредприятие обанкротили в 2002-м (когда бывший гендиректор «Норникеля» и будущий вице-премьер РФ, а тогда губернатор Таймыра Хлопонин перемещался в губернаторы края), его база отошла в том числе к ЗАО «Алыкель» (позже ООО «Аэропорт «Норильск») — «дочке» «Норникеля» и авиакомпании «Таймыр» (она же, позже, «Нордстар»), которая быстро переходит в собственность «Норникеля». Ему же в 2011-м «Аэрофлот» продал свою «дочку» «Нордавиа» (региональные авиалинии). Пакеты акций ходили туда-сюда, но в контуре «Норникеля».

В 2018-м по обращению красноярского губернатора Усса помощник президента Белоусов запустил процесс закрепления монополии в авиаперевозках Норильска. Приняты федзакон, правительственное постановление, подготовлен проект соглашения (подписано только сейчас, в марте с.г.) между аэропортом Норильска, «Нордстар», краевой властью и Росавиацией. Все для того, чтобы компания «Нордстар» (читай «Норникель») с подачи Усса стала «базовым перевозчиком» на рейсах в Норильск (президент поставил резолюцию на этом письме: «Медведеву Д. А. Прошу поддержать»). То есть для «Норникеля» и тут эксклюзивные условия.

Норильск летом. Фото: Юрий Козырев / «Новая газета»

Ну да, про уникальность НПР песни нам пели и поют всю жизнь. Но что это за уникальность? 10 заповедей там не действуют от того, что дома на сваях стоят и зима 9 месяцев? УК начинает работать как-то иначе? Или людям там нравится получать меньше, а платить больше? В чем уникальность аэропорта Норильска, самолетов «Нордстар»? Крылья у них не такие? Нелетных дней там больше? «Черная пурга»? Ну так есть Анадырь, есть Якутия, Магадан, другие порты, где всего того же хватает, однако там от монополии избавились. В 90-х и начале нулевых нам пели то же самое про уникальность аэропорта Красноярска, объясняя ею монополию и оборону от посторонних перевозчиков. Патриоты платили дважды: билеты до Москвы рейсом «КрасЭйр» стоили больше, чем из Москвы, скажем, в Нью-Йорк. Красноярцы ехали на поезде до Новосибирска или Иркутска и улетали оттуда. Для ФАС тут все однозначно: недопустимо владение одной группой и портом, и топливозаправочным комплексом, и перевозками, это все должны быть разные субъекты. Иначе ограничение конкуренции, самодурство, дикие цены. Это же дважды два.

Эти песни — с момента возникновения НПР. Экстремальные условия — поэтому никакой демократии, только единоначалие. Мэром здесь называют замдиректора комбината по бытовым вопросам, в 90-е так и говорили: чего вы докопались до мэра? У него две функции — просить деньги у комбината и зажигать на Новый год городскую елку. Так было всегда, все определялось интересами комбината и странным образом сохранилось до сих пор. Дескать, ДНК хромая, поэтому тут надо жить иначе, в крепостном праве.

Если бы это работало, и черт с ним. Но как это работает, мы видим по минувшим 11 месяцам.

Интересно, что Генпрокуратура пока не может установить, на основании чего «Норникель» пользуется большей частью земли и недвижимости, связанных с аэропортом (за исключением той части, что передана в аренду без проведения торгов на 49 лет распоряжением правительства РФ от 23.04.2013 № 664-р) — происхождение права собственности или аренды не прозрачно. Сведений о проведении торгов нет, границы объектов недвижимости на публичной кадастровой карте не установлены.

Повторяются истории из 90-х, когда НПР хотел выделиться из состава края и уйти в Таймыр — в то время отдельный субъект федерации (по сути НПР был анклавом края на Таймыре). Красноярского губернатора Зубова, противостоявшего отделению Норильска, тогда чуть не сняли. И он рассказывал мне, что ему для подтверждения своей правоты не хватало сталинских времен карты, определявшей границы НПР, его экстерриториальность. Много позже ее обнаружили почему-то на Ангаре. В архивах геологоразведочной экспедиции в Богучанах.

Поскольку в морском порту и речном государство уже восстанавливает свои права, подан иск об истребовании части причалов, видимо, того же стоит ждать и аэропорту. Ну а с чего бы ему оставаться исключением?

Меркурий Тауэр, деловой квартал Москва-Сити. Тут квартирует «Норникель», вся сырьевая база которого находится в Сибири. Фото: Wikimedia

Ну и завершает картину нового крепостного права в Сибири, где вообще-то его никогда не было, штаб-квартира «Норникеля» — она расположена почему-то не в Норильске, а в Москве-Сити, в небоскребе Меркурий Тауэр. Крепостного права в Сибири не было, а ГУЛАГ был — и эта московская «золотая башня», откуда, наверное, удается разглядеть далеких северо-восточных гномов, выдающих на-гора миллиарды, — прямое следствие именно ГУЛАГа. Лагерные традиции. И эти модные молодые люди в башне, как мне кажется, — из той породы. Эффективных сталинских менеджеров. Тут все от него, и сталинским ГУЛАГом исчерпывается, все потанинские триллионы.

Алексей Тарасов




















https://novayagazeta.livejournal.com/14607483.html




Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment