Category: медицина

Отказ от мяса грозит смертельно опасной болезнью

Отказ от мяса грозит смертельно опасной болезнью




0


Специалисты из Оксфорда в течение 18 лет исследовали рацион мясоедов, вегетарианцев и тех, кто питается рыбой, и выяснили, что отказ от мяса грозит смертельно опасной болезнью. У вегетарианцев на 43 процента выше риск заработать геморрагический инсульт, который чаще, чем ишемический, приводит к летальному исходу.

Ученые из Оксфордского университета не так давно опубликовали результаты своего 18-летнего исследования, связанного с рационом примерно 50 тысяч подопытных. Среди добровольцев были мясоеды, вегетарианцы и любители рыбы.

Выяснилось, что у тех, кто ел мясо, риск инфаркта не повышался. Зато отказ от мяса грозит смертельно опасной болезнью. Британские ученые доказали это, представив данные своего исследования.

Оказалось, что у вегетарианцев на 43 процента выше, чем у мясоедов, риск развития геморрагического инсульта. Это самая опасная разновидность мозговой катастрофы. Нередко она приводит к летальному исходу или же к тяжелой инвалидности.

Эксперты объясняют это нехваткой у вегетарианцев легкоусвояемых питательных веществ, которых почти нет в растительной пище, зато есть в мясе. Например, витамина В12 и витамина D, а также омега-3 и аминокислот.

Однако и для профилактики инсультов мясо использовать не стоит. Нужно сбалансировать свой рацион, напоминает врач-эндокринолог, диетолог, нутрициолог Алексей Калинчев.

Он объясняет, что вегетарианцы могут столкнуться с проблемой неправильного обмена веществ и повышению гомоцистеина (серосодержащей аминокислоты) в плазме крови.

"А это чревато хроническим воспалению эндотелия (внутренней поверхности сосудов), что повышает риск инсульта", - резюмирует эксперт.



https://aleks070565.livejournal.com/6660759.html





Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.

Дмитрий Медведев обнаружил искажения статистики в ведомстве Скворцовой

Дмитрий Медведев обнаружил искажения статистики в ведомстве Скворцовой









Дмитрий Анатольевич Медведев, как та Мария из рекламы прокладок, внезапно обнаружил, что медицинская статистика в России искажается:

На заседании президиума Совета при президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам Медведев подчеркнул, что никакого искажения отчетности в здравоохранении быть не должно. Это касается как смертности, так и данных по заболеваемости сердечно-сосудистыми болезнями и онкологией.

О том, что статистика в России тотально искажается в последние годы, знает каждый, кто хоть немного следит за происходящим в стране. И не только в сфере медицины, а практически везде. Так, в свое время я обнаружил по косвенным признакам искажения в сфере производства сыра и масла. Искажения в сторону увеличения, конечно же. Оно сразу началось после того, как большой помпой была объявлена политика импортозамещения в 2014 году.

Вообще, если какая-то отрасль или сфера объявлена национальным проектом или еще каким значимым проектом, то к гадалке не ходи: в этой сфере тут же начинается улучшение показателей -- рост позитивных и падение негативных.

Например, нацпроектом 2012 года объявили снижение смертности населения от сердечно-сосудистых заболеваний. Сразу на следующий год эти показатели стали резко улучшаться, что было видно невооруженным взглядом:





Но исключительно за счет того, что стали расти показатели "Прочие причины". То есть тупо на бумаге цифры из одной графы перекинули в другую. В докладах все вышло прекрасно, а в реальности все как обычно.

Еще круче поступили с нацпроектом ликвидации аварийного жилья. Регионы просто перестали фиксировать аварийное жилье, чтобы их не нахлобучили за неисполнения указаний сверху.

Примеров можно приводить много из самых разных сфер. Самый болезненный для всех россиян пример -- это искажения статистики младенческой натальной смертности в ведомстве Скворцовой. Благодаря рекордному снижению (на бумаге, конечно же) у россиян теперь рекордно "растет" показатель ожидаемой продолжительности жизни (ОПЖ). Под этим мнимые успехи нам всем подняли на 5 лет возраст выхода на пенсию. Мол, что-то мы стали долго жить по их бумажным отчетам.

Самое подлое, что это происходит под вранье официальных о тотальном искажении статистики в СССР. В СССР статистика была инструментом планирования экономики и по этой причине она была нужна максимально достоверной. Плюс за искажение статистики советским руководителям грозили крупные неприятности вплоть до уголовного преследования.

Сейчас же статистика превратилась в инструмент пропаганды, что тут же отразилось на снижении качества и достоверности статистических материалов. Особенно это стало заметно в последние годы, когда затянувшийся кризис преодолевают главным образом изменением методик расчетов и прямым жульничеством.



https://burckina-new.livejournal.com/1876950.html






«На всю Россию 324 детских онколога»


«На всю Россию 324 детских онколога»


Интервью с уволившимся замдиректора НИИ детской онкологии и гематологии онкоцентра Блохина.

от редакции

Неоперабелен




Петр Саруханов / «Новая газета»



Онкоцентр на Каширке, как его называли в народе, всегда имел неоднозначную репутацию. С одной стороны, блестящие успехи отдельных хирургов, тысячи спасенных жизней. С другой — длинные очереди, хаос с записью на прием и денежные поборы. В известной степени онкоцентр представлял собой микромодель постсоветского общества, в котором государство гарантирует права, но получить их можно только немыслимой ценой. Зачастую конвертируемой в дензнаках.

В сухом остатке получалось, что рядовые врачи и нетитульные больные боролись с болезнью в стенах Каширки, как будто держали оборону Сталинграда. То нет нужного бесплатного лекарства, то запись к нужному специалисту через месяцы, то нужно собрать кипу документов, бессмысленных с точки зрения здравого смысла. Борьба с болезнью становилась в таких условиях и борьбой с системой. Кто-то побеждал, кто-то сходил с дистанции.

Но никогда до этого, за более чем сорокалетнюю историю крупнейшего в России онкоцентра, на амбразуру этой системы не бросались врачи. Их вызов, который сейчас Минздрав пытается трактовать как рядовой конфликт интересов и служебных амбиций, на самом деле — новое и, судя по высокой волне протестов медиков в России, массовое явление. У этого явления очень сильная природа, сильная, потому что — не про деньги, а про попранное профессиональное достоинство врача. Профессионализм — это когда не только хорошо овладел матчастью, а еще и понял гуманистическую природу этого приобретения. Профессионализм — это моральная ответственность.

Врачи в России больше не готовы быть заложниками вороватых и неграмотных управленцев-временщиков. На них перестали действовать угрозы административного ресурса. Они хотят лечить в нормальных условиях и с приемлемыми зарплатами. И это их главный запрос к власти.





На вопросы «Новой» отвечает Максим Рыков — уволившийся замдиректора НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ имени Блохина.





Максим Рыков в редакции «Новой газеты». Фото: Глеб Лиманский / «Новая газета»



— Кризис в онкоцентре можно уже назвать самым масштабным в здравоохранении за последнее время. Но в любом кризисе всегда есть последняя капля, после которой взрыв. Что стало этой каплей?

— Однозначно — назначение на должность директора НИИ детской онкологии и гематологии Светланы Варфоломеевой, которая сразу заняла очень агрессивную позицию в отношении коллектива. Она, даже не познакомившись с нами поближе, сразу стала говорить: «Вы все ничего не умеете, все 40 лет работали очень плохо, никаких результатов у вас нет». Она в прямом смысле стала требовать, чтобы мы написали заявления об уходе по собственному желанию.

— Вы не расценивали это как менеджерский ход нового руководителя?

— Это, насколько я понимаю, — давняя мечта Александра Григорьевича Румянцева, руководителя ФНКЦ им. Дмитрия Рогачева, который хотел подмять под себя наше учреждение, чтобы стать самым главным человеком в детской онкологии. И вот для этого он и прислал к нам Варфоломееву. Мы поначалу даже были не против. Но когда стали заменять наших специалистов на молодых и неопытных врачей, которые стали допускать осложнения, то тогда, конечно, возник вопрос: зачем же все это делать?





Новый замдиректора НИИ Блохина по лечебной работе Светлана Варфоломеева. Фото: ruspech.ru



— Вы сейчас говорите «допускать осложнения», это были какие-то конкретные случаи?

— Конечно, конкретные случаи. Причем, когда эти случаи стали происходить, что стала делать Варфоломеева? Создавать фиктивные консилиумы, куда начала вписывать того же Георгия Менткевича (освобожденный от должности руководитель отделения трансплантологии. — Н. Ч.), якобы это были его назначения. Он стал себя вычеркивать из этих консилиумов, писать опровержения, и вот началось такое открытое противостояние.

Варфоломеева лично вызывала на ковер сотрудников даже за простую публикацию в фейсбуке и угрожала им увольнением.

Она запрещала (этому есть подтверждения!) СМС от родителей, запрещала выходить пациентам из палаты, когда приезжали журналисты. Она ввела в практику многочасовые совещания.

— А на этих собраниях дело не касалось лечения больных?

— На некоторых касалось, но это как раз и необязательно было делать. Заведующие отделениями — это доктора наук, профессора. Вот что — они не могут сами решить какие-то клинические ситуации, которые возникают? Если мы вынуждены по три часа обсуждать одного пациента, то тогда мы должны признать, что некомпетентны. А создавать вот эту видимость деятельности…

Директор института ведь должен заниматься совершенно другими вещами. Ну поднялась у пациента температура. Это стандартная совершенно ситуация, с которой справится лечащий врач. Да, бывают сложные ситуации, когда нужно собираться, объединяться нескольким заведующим, но это достаточно редкие ситуации, в которых, в том числе, и участие директора-то не требуется. Директор — это администратор. Вот он и должен создать для своего коллектива условия для работы, для лечения.

Вторым поводом для конфликта стало сокращение зарплат.

В июле резко уменьшились заработные платы. Всем сотрудникам, в том числе и во взрослом институте, действительно стали платить копейки. В детском институте пока подано 10 заявлений об уходе, еще пять человек уволились за два месяца до того, как вот этот конфликт разгорелся, то есть летом. Большая часть медицинских сестер уже ищет новое место работы. Во взрослом институте многие специалисты ушли — Алиев, Жукова, Расулов…

— Прошла информация, что Следственный комитет проводил проверку.

— Первая проверка, которая произошла еще до финансового кризиса, выявила незаконную сдачу площадей в аренду, 11 тыс. кв. метров, какие-то махинации на закупках: завышенные цены, передача фирме-посреднику пациентов. Когда выяснились финансовые махинации, быстро заткнуть дыру собственными силами не получилось.

Государство из фондов ОМС перечисляет центру деньги за пролеченных больных, но клиника заполнена только наполовину.

— Почему?

— А потому что люди не идут. Они видят вот этот скандал, они видят, что коллектив разбежался. За последний год ушло много очень известных людей из «взрослого» института. Они видят огромные очереди, которые в поликлинике сохраняются, несмотря на то, что учреждение полупустое, они видят эти поборы, когда их почему-то заставляют платить за пересмотр гистологических препаратов, за некоторые анализы. Они выбирают другие учреждения, которые предлагают им лучший сервис и лучшее качество услуг.

Стилиди (директор Центра им. Блохина. — Ред.) выступил перед коллективом и сказал, что во всем виноваты какие-то мифические финансисты онкологического центра, которые его тоже обманывали, но он об этом ничего не знал. И еще, что Минздрав обещал выделить порядка 50 млн рублей, чтобы покрыть долги по зарплатам. По сути, он признал банкротство центра. Но для меня лично проблема гораздо шире.





Наталья Чернова и Максим Рыков в редакции «Новой газеты». Фото: Глеб Лиманский / «Новая газета»



— То есть деньги это важно, но не главное?

— Не главное, хотя и очень болезненное. У нас недостроенные корпуса нового детского института уже 20 лет стоят. Постепенно разрушаются. Здоровый кусок стены недавно отвалился. Видимо, эти стены уже некондиционные.

— То есть его уже лучше снести?

— Я надеюсь, все-таки запас прочности у него есть. Но проект, конечно, морально устарел. Денег выделялось колоссальное количество на строительство за прошедшие годы. Почему он до сих пор не достроен? Это четыре корпуса, один из них — пансионат для детей, где они должны были бесплатно жить с родителями во время амбулаторных этапов обследования, между некоторыми курсами лечения…

А теперь пансионат превратили в гостиницу и присвоили ей категорию «три звезды». Всех желающих гостей столицы могут поселить. Естественно, за деньги.

При этом для многих родителей, мы это знаем, платить за проживание в Москве, пока ребенок у нас обследуется, не по карману. И их проживание оплачивают благотворительные фонды. Это и фонд «Подари жизнь», и фонд Константина Хабенского, и фонд «Настенька», и пожертвования частных лиц.


— Что еще возмутило сотрудников?

— В середине августа всем научным сотрудникам центра руководство сообщило, что надо перейти на полставки, потому что полную ставку оплачивать нечем. Но все понимают, что за вдвое меньшие деньги будут работать в прежних объемах — нельзя же в одночасье бросить пациентов, научную работу, эксперименты. Но никто добровольно на это не пошел, а у руководства просто на сокращения денег не хватило, потому что ставку сократить не так просто: два месяца отработай, два оклада выплати…

Я не спорю, нужно оптимизировать штаты, потому что медицинская организация должна содержать столько сотрудников, сколько она может себе позволить. Но это должен быть очень грамотный план.

— А сколько ставка научного сотрудника, если иметь в виду какую-то усредненную величину?

— Не готов ответить, я не знаю просто этих цифр, они все в каждом НИИ подведомственном почему-то разные. Это очень незначительная сумма — около 10 тысяч рублей.

— И ее хотели сократить до пяти?

— Да. Но никто не получал 10, до этого получали больше, была большая премиальная часть, которую распределяло руководство, что опять же достаточно субъективная вещь. Поэтому лояльные руководителю люди получали больше, так было всегда. Кто работал столько же, но выказывал какие-то протестные настроения, получали меньше.

— Этому месту вы отдали 15 лет, и вам там сейчас все не нравится, так?

— Это уже не тот институт, который мы любили, это уже некая другая структура, которая ничего общего к тому, где мы все выросли, не имеет, она уже разрушена, по сути дела.

Лично к Стилиди у меня претензия в том, что он допустил такой крах, в том числе и финансовый.

И если директор открыто говорит: «В кассе денег нет», — то возникает вопрос — зачем нужен такой директор?

Если директор говорит, что «меня обманули финансисты», то зачем нужен директор, которого все обманывают?

И вот когда это все разрушается, то помощь качественную оказывать невозможно. Когда приходят лица, которые отбираются по принципу лояльности новому руководству…





Иван Стилиди, директор центра имени Блохина. Фото: medvestnik



— Назовите конкретно.

— Это Кирилл Киргизов, который был назначен на должность заведующего отделением трансплантации костного мозга вместо Менткевича. Его кандидатская диссертация посвящена рассеянному склерозу у детей. Когда его сотрудники спрашивали, что делать в какой-то конкретной клинической ситуации,  он не мог ответить ни на один вопрос, он звал Менткевича на консультацию.

— А разве назначение на такую узкопрофильную медицинскую должность может проходить без экспертной специальной комиссии, которая бы, изучив портфолио кандидата, выносила вердикт: годен — не годен?

— Дело в том, что эти требования достаточно расплывчатые, они не содержат каких-то конкретных квалификационных требований именно в этой специальности. То есть достаточно быть, скажем, кандидатом наук, иметь научные публикации и какой-то небольшой стаж работы. Вот он их выполнил формально.

В этой всей ситуации мне непонятна только одна вещь: неужели нельзя было кого-то более компетентного назначить на этот пост? Не понравился Менткевич, назначили бы кого-то из компетентных сотрудников, тогда хотя бы коллектив не настолько протестовал. И как в глаза детям и их родителям смотреть, тоже непонятно, потому что ведь родители все понимают, в интернете получают любую информацию, все знают, каким был Менткевич и кто такой Киргизов, их научные работы в открытом доступе. Естественно, и родители не доверяют такому заведующему.





Георгий Менткевич. Фото: РИА Новости



— Родители забирают детей, уходят из клиники?

— Им некуда уходить. Да, есть еще тот же институт им. Дмитрия Рогачева, тот же институт трансплантологии им. Раисы Горбачевой в Санкт-Петербурге, но вот когда наши оппоненты из Рогачева говорят: «Посмотрите, какие у нас хорошие результаты, и посмотрите, какие у них в центре Блохина плохие», — то надо понимать, что это очень серьезная манипуляция со статистикой. Очень часто, когда к ним обращаются пациенты с неблагоприятным прогнозом, с III и IV стадией, то в подавляющем большинстве из ФНКЦ им приходит ответ, что мест нет. Естественно, если в одном учреждении собрать пациентов с начальными стадиями, у которых прогноз терапии более благоприятный, результаты будут лучше. А мы брали всех.

— Вы сейчас об этом говорите, и ваше интервью прочитают коллеги из Рогачева…

— Да пусть читают, они знают мою позицию. Они будут все отрицать, я тоже это знаю.

— Вы, получается, стали персоной с «волчьим билетом».

— Не только я, а и все наши бунтари с «волчьим билетом». Наши коллеги из других медицинских организаций говорили, что им было негласное указание не брать нас на работу.

— Вы говорите, что брали всех больных — и с III, и с IV стадией, а при этом рассказывали о плесени на стенах и о палатах, в которых по 12 человек. Как удавалось в таких условиях добиваться каких-то результатов?

— Наши результаты ничем не уступают тем, которые достигнуты в клиниках Европы и США, это результаты исследований, которые были опубликованы, кстати, в научных журналах. Вот парадокс и заключается в том, что, несмотря на такие условия, путем иногда и какого-то риска, удавалось таких результатов достичь. А почему так удавалось, для меня остается загадкой.

Кстати, по поводу плесени. У нас всего одно отделение, где благоприятная ситуация, есть кондиционирование и все что нужно для стерильности — это как раз отделение трансплантации костного мозга. Но это оборудование было установлено именно за счет благотворительных фондов, а не за счет бюджетных денег.

В остальных отделениях — беда. Когда я был назначен на должность заместителя директора, написал много служебных записок на имя директора центра с просьбой выделить краску, цемент, чтоб дыры замазать. Ноль реакции. Опять за счет благотворительных фондов покрасили коридоры, где-то подлатали дыры в стенах, какое-то оборудование закупили. Полтора года назад кто-то разбил стекло в коридоре, больше года ушло на то, чтобы центр его заменил за счет бюджетных средств. Это же позор.




НИИ Блохина. Фото: Михаил Александров / ТАСС



Почему дети получают лечение в крупнейшем онкоцентре страны в таких условиях? Полное отсутствие вентиляции — потому что вентиляция, которая была заложена в 1976 году, уже везде заблокирована. Она настолько обсеменена бактериями, что если ее включить, то погибнут и сотрудники, которые будут там находиться. И вот при всем при этом — да, процент осложнений не превышал какие-то допустимые нормы.

— Можно ли сейчас говорить о дефиците онкологической детской помощи в стране?

— В России, по официальным данным департамента здравоохранения и кадровой политики Минздрава России, сейчас 324 детских онколога.

Дело в том, что во всем мире заболеваемость злокачественными новообразованиями у детей выше, чем у нас. Не потому, что там болеют больше, а потому что у нас отсутствуют достоверные статистические данные.

У нас заболеваемость 13,4 человека на 100 тысяч детского населения, во всем мире она 18–20. У нас существенный недоучет.

Если через 10 лет мы приблизимся к той цифре, которая будет являться истинной, у нас где-то должно выявляться не четыре тысячи пациентов, а шесть тысяч в год. То есть реально потребуется на 27% больше детских онкологов. Но у нас проблема в том, что в 28 субъектах детских онкологов нет вообще, а в 17 субъектах работает один специалист.

— Но ведь должен быть хотя бы один онколог детский в регионе?

— В идеале — да. Дело в том, что детская онкология — это специальность очень централизованная. Вот у нас в каждом из субъектов, в зависимости от численности населения детского, в год выявляются от 10 до 40 пациентов, поэтому строить там какие-то большие центры неэффективно. Но нужен хотя бы один специалист для того, чтобы он заподозрил и своевременно направил ребенка на подтверждение диагноза. Это не значит, что все должны попадать в национальный центр. Сейчас мощности используются неэффективно, хотя бы потому, что в центральных клиниках получают помощь все без разбору: и те, кому нужен простой курс химиотерапии, и те, кому нужна трансплантация. Простые этапы лечения нужно оставлять в регионах или в межрегиональных отделениях. Но люди там лечиться не хотят, в большинстве своем они не доверяют той медицине.

И есть еще один перекос. Сейчас, чтобы приехать к нам из региона, нужно иметь 57-ю форму, это направление. Но местные минздравы дают эти направления крайне неохотно. Не только детям, но и взрослым.




НИИ Блохина. Фото: Михаил Александров / ТАСС



— Они хотят деньги получать за лечение там?

— Да. Уходит пациент, уходят деньги в федеральный бюджет. И в этой связи это действительно вызывает ряд вопросов: а нужна ли нам вообще такая система? Ведь для чего была введена 57-я форма изначально? Как раз для того, чтобы в национальном центре получали помощь те, кто должен ее там получать. А те, у кого ситуация полегче, должны лечиться в регионе. Но эта модель работает в идеальном мире, где думают об эффективности лечения… А у нас это все свелось к банальной борьбе за деньги. Тарифы ОМС нужно повышать, потому что лечение по тарифам себестоимости не покрывает даже.

Вот поэтому мы и вынуждены дофинансировать лечение за счет фондов, в том числе, когда лечение оплачивается по ОМС, потому что суммы на это лечение далеко не всегда хватает.

Мы в 2019 году провели социологическое исследование среди родителей пациентов: что они сами думают о происходящем. Разослали во все субъекты 450 анкет Итог: 81% респондентов не удовлетворен отношением к ним и их детям врачей и среднего медицинского персонала.

Причина неудовлетворенности:


  • грубость в общении — 35,8%,


  • отсутствие достаточного внимания со стороны медицинского персонала — 21%,


  • отсутствие заинтересованности врача в успехе лечения — 19,7%,


  • сочетание вариантов, названных выше, — 23,2%.


Вот дальше интересно. В качестве предпочтительного места лечения их ребенка 63,7% респондентов отметили медицинскую организацию федерального подчинения, 33,9% — медицинскую организацию за рубежом.

— Минздрав провел свою проверку и не увидел катастрофы. Как вы это прокомментируете?

— Посмотрите, кто вошел в комиссию. Румянцев, который собственно и был инициатором перевода Варфоломеевой к нам; друзья Румянцева из других учреждений (мир детской онкологии, он достаточно узкий, и мы все знаем, кто с кем дружит); Елена Николаевна Байбарина, которая представляет Минздрав. То есть фактически Минздрав проверяет сам себя. Очевидно, что эти выводы никогда не будут объективными. Некоторые члены комиссии действительно приезжали в центр накануне выходных, по одному этажу прошли, с пациентами и коллективом не общались.

Когда Минздрав говорит, что мы нарушили какую-то этику, то мы не понимаем, а в чем было нарушение? В том, что мы открыто изложили свою позицию?

И когда Стилиди обвиняет нас в том, что мы выставляем заградотряды из детей, то я могу на это ответить, что это он выставляет заградотряды из детей и врачей, пытаясь отвлечь внимание от тех колоссальных проблем, которые копились годами.

— Если оценить ситуацию здраво — может быть, имело смысл действительно присоединить детскую онкологию Центра имени Блохина к Институту имени Рогачева?

— Нет, это не получится хотя бы потому, что Институт Рогачева занимается только детской гематологией. А что действительно делать дальше с этим центром — вопрос. Каких-то значимых личностей, кто захотел бы стать сейчас директором, у этого института нет. Денег нет, специалисты разбежались, репутационные потери колоссальные, врачи уходят, медсестры уходят.

На мой взгляд, есть два выхода из этой ситуации. Первый — передать Центр имени Блохина из федерального подчинения в подчинение департамента здравоохранения Москвы, чтобы покрыть долги по зарплатам, чтобы ввести в эксплуатацию новые корпуса, чтобы наладить научную работу.

Плюс очень мощный научный кластер есть в «Сколково», у которого сейчас нет такой базы клинической как онкологического центра, а он мог бы этой базой стать. Другой выход — разделить Центр Блохина на два или три отдельных, независимых ФГБУ. Это возможность выйти из кризиса.

— Сколько там сотрудников всего?

— Порядка 3,5 тысячи. Это очень большая структура. И когда фундамент этой структуры рушится, бюджета нет, ничего нет, то, естественно, все начинает разваливаться. И поэтому когда выступают наши руководители с такими ложными заявлениями, что у нас зарплата 180 тысяч и что медсестра получает 80 тысяч, — это вранье. Если бы они все получали такие деньги, они бы не протестовали.

— Вы мне сказали, у медсестер в июле была зарплата меньше 10 тысяч. Ну не может быть такой зарплаты.

— С июля у них такие зарплаты. У меня есть сканы их зарплатных листков.




Сотрудникам НИИ онкологии с июля стали платить копейки



Сколько у вас сейчас лечится детей?

— У нас всего 150 коек. Они все всегда заполнены, более того, они переполнены.

У нас средняя занятость койки в год превышает 365 дней. А что это значит? Это значит, что на одной койке нередко лежат два пациента.

— Как это понимать?

— Это значит, одного госпитализировали, провели, например, курс химиотерапии, но выписывать его еще нельзя, у него снижение показателей крови, но его отпускают домой или на съемную квартиру, или в гостиницу (где кто живет), а на это место госпитализируют уже другого пациента.

— А где лично вы будете искать работу?

— Не знаю. Пока я буду читать лекции. Я преподаю детскую онкологию в Сеченовском университете на четверть ставки.

Наталья Чернова
обозреватель



https://novayagazeta.livejournal.com/11525381.html



Это сделали не специально, просто так совпало...

Это сделали не специально, просто так совпало...





К вопросу о миллионах "безвинных жертв" т.н. сталинских репрессий.


Необходимо отметить особенность проводимой реабилитации: данное мероприятие носило чисто политический характер. Реабилитировали всех подряд, никто не занимался изучением и анализом материалов архивных уголовных дел. Нужны были цифры для доклада руководству. Чем больше реабилитировали — тем лучше. Вот и вся логика. Как судили — так и реабилитировали. О законности ни в то время, ни в настоящее никто не задумывался.

И вот что интересно: реабилитация проходила после того, как были уничтожены дела-формуляры (дела агентов) с доказательствами по делу. В то время существовала практика: агентурные материалы хранились отдельно от уголовных дел. Получилось так, что сначала уничтожили доказательства по делу, а затем занялись реабилитацией. Это сделали не специально, просто так совпало
.

О. Мозохин. "Репрессии в цифрах и документах. Деятельность органов ВЧК–ОГПУ–НКВД–МГБ (1918 по 1953 гг.)".




https://burckina-new.livejournal.com/1876143.html



Здоровье россиян хотят доверить врачам-мигрантам

Здоровье россиян хотят доверить врачам-мигрантам



frogs-1672890_960_720


Представьте себе такую ситуацию, приходите вы на прием в свою поликлинику, а вас встречает участковый терапевт афроамериканец, или же азиат, японец или китаец, а может немец или американец. Это вполне возможно, благодаря новой инициативе нашего Минздрава…

Чтобы решить кадровый голод в российской медицине, Минздрав поддерживает и Минтруда, и предложил привлекать к работе в российских больницах мигрантов, у которых есть медицинское образование и предлагает упростить процедуру получения российского гражданства для таких специалистов.

Российское законодательство не запрещает работать в нашей медицине иностранцам, с медицинским и фармацевтическим образованием. Но для этого необходимо подтвердить свою квалификацию.

Сейчас у нас наблюдается острая нехватка таких специалистов, как неврологи, онкологи, психиатры, окулисты и ортопеды. Регионы жалуются на нехватку врачей и фельдшеров скорой помощи.

Чтобы понять масштаб проблемы, надо вникнуть в следующие цифры. Российские поликлиники испытывают дефицит во врачах более 25 тыс. единиц, и медсестер более 130 тыс. единиц.

Привлечение мигрантов к этой работе могло бы хоть как-то исправить сложившуюся ситуацию.

Ну а что такого, играют же у нас иностранные футболисты и другие спортсмены, да и во многих крупных копаниях есть менеджеры иностранцы. Почему у нас не может быть заморских врачей?

Но тогда на первый план выходят другие проблемы, поедут ли иностранные врачи работать на ту зарплату, которую им здесь пообещают.

И смогут ли наши провинциальные больнички снабдить всем необходимым оборудованием? Нас же все только на высшем уровне в передаче Малышевой «Жить здорово!», а чем дальше от Москвы, тем реальность совсем другая.

Ну, как вам такая инициатива нашего Минздрава?




https://alexkolos.livejournal.com/3556713.html




Готовы принимать на работу врачей-мигрантов без гражданства

Готовы принимать на работу врачей-мигрантов без гражданства









В Самарской области нехватки медработников. И самарские власти готовы решить кадровый голод принимая на работу специалистов-медработников из других стран, неграждан России. А как же быть с гражданством?! В начале октября 2019 года стало известно о том, что мигранты с высшим медицинским образованием смогут получить гражданство РФ всего за год работы в самарских больницах.

Ранее иностранцы могли рассчитывать на досрочное получение российского паспорта лишь через 3 года трудовой деятельности на территории нашей страны.

В областной клинической  больнице имени Середавина готовы принимать сотрудников из любых стран при условии, что они достаточно компетентны.

СОКБ испытывает наибольший дефицит специалистов по направлениям «Педиатрия» и «Токсикология». Нам не важна национальная принадлежность граждан, принимаемых на работу. Главным является профессионализм и соответствие требованиям, которые изложены в нашей заявке при приеме на работу, – рассказал Начальник отдела по связям с общественностью СОКБ им. Середавина Игорь Юрин.

http://progorodsamara.ru/news/view/213187

...................

Жаль, что столь сильный кадровый голод в медицине Самарской области. У нас в городе тоже большая нехватка врачей. Особенно в поликлиниках.  Поэтому и пошли видимо на такую меру-готовы принимать специалистов из других республик.

А вам важно кто вас будет лечить?! С гражданством РФ доктор или нет?! При условии если он хороший специалист?!




https://amarok-man.livejournal.com/4652850.html






"В отсталом СССР ничего кроме галош не было" (с) Путин

"В отсталом СССР ничего кроме галош не было" (с) Путин





https://youtu.be/_K9UCT2lDEo





https://youtu.be/onki6_Prtm4


геноцид народа России, геноцид науки, образования и отечественных специалистов


О, как...

В России нет дефицита врачей. Просто российские врачи начали требовать повышения зарплаты хотя бы до уровня прописанного в "майских указах".

И правительство решило завезти иностранных гастарбайтеров - при профиците госбюджета в 3 трлн. в этом году

На гастарбайтеров деньги есть, а на родных нет? Так что ли?

Или в правительстве расчитывают, что и паспорта для мигрантов хватит и никаких высоких зарплат платить не надо?


Глава онкоцентра им. Блохина: необходимо сокращать штат

Из-за финансовых проблем более 30 сотрудников Национального медицинского исследовательского центра имени Блохина могут попасть под сокращение. Об этом заявил директор онкоцентра Иван Стилиди в беседе с газетой "Известия".

По словам Стилиди, есть существенные проблемы. Для содержания научных сотрудников, врачей, увеличено количество операций на две с половиной тысячи в год, число больных, получивших лекарственное лечение, — на три тысячи человек. "Но чтобы выдерживать показатели на должном уровне, необходимо сокращать штат", — сказал он.

В первую очередь сокращение затронет возрастных сотрудников, однако в онкоцентре стараются избежать этого, чтобы "сохранить коллектив". Директор онкоцентра добавил, что с согласия сотрудника возможен перевод на полставки.


https://www.vesti.ru/doc.html?id=3198055&cid=7



«Стабильность» и ложь подстегнули рост «умной» эмиграции из России




https://youtu.be/z5LXXNJ7r3o


Дефицит медиков в России устранят с помощью мигрантов



Кадровый потенциал российских врачей может покрыть потребность страны в медиках только на 4%. Об этом пишут «Известия» со ссылкой на данные Минтруда и Минздрава. Для решения проблемы ведомства готовы привлечь иностранную рабочую силу. Медикам из-за рубежа планируют выдавать паспорта России в упрощенном порядке.


https://theins.ru/news/180776




https://sell-off.livejournal.com/36700382.html







Страна силовиков

Страна силовиков







https://youtu.be/BKAJnD4y2kg


Ёшкин Крот
•11 окт. 2019 г.

Зачем России 4,3 млн людей в погонах, когда не хватает врачей?

Зачем бюджет тратит на силовиков около 5 трлн ₽ (не считая секретные статьи расходов), когда в сёлах и городах нет водопровода, канализации, газа, больниц, дорог? ЧТО или КОГО охраняет эта армия силовиков?




https://storm100.livejournal.com/7013166.html





Увлекательные научные находки о смехе

Увлекательные научные находки о смехе


Смех в человеческой жизни играет настолько огромную роль, что даже описать сложно; он, конечно, не спасет от смерти, но определенно важнее налогов. Это показатель хорошего настроения, радости, дружбы. Смеются люди по всему миру, и наверняка не чужд смех и читателям нашей статьи.

Люди любят смеяться, а некоторые ученые любят смех изучать. Почему нет? Это увлекательный предмет. Часто рекламируется как лучшее лекарство, хотя существует немало историй о людях, умирающих при этом. Здесь собраны лишь несколько примеров выводов ученых об одном из самых приятных занятий в жизни.

10. Младенцы и шимпанзе





Факт: дети и шимпанзе смеются одинаково.

Шимпанзе считаются нашими ближайшими живыми предками, поэтому, конечно, у людей и шимпанзе много общего. Согласно исследованию 2018 года, мы можем дополнить этот список тем, как мы смеемся, по крайней мере, когда речь идет о детях.

Группа психологов и фонетиков из разных европейских университетов изучила смех 44 младенцев в возрасте от трех до 18 месяцев. Для этого они просмотрели ряд видеороликов. Особый интерес у ученых вызвало то, что совсем маленькие дети смеялись как при вдохе, так и при выдохе, как это бывает у шимпанзе. Полуторагодовалые же малыши смеялись в основном во время выдоха, как это обычно делают взрослые люди. Этот сдвиг в характере смеха не связан с какими-то определенными вехами в развитии, а, скорее, происходит постепенно по мере взросления.

По словам руководителя исследования, нет единой причины, по которой люди в основном смеются на выдохе, а другие приматы иначе. Это может быть связано с тем, что у человека сильно выражен контроль над дыханием, который необходим, чтобы научиться говорить. Дальнейшие направления исследований включают в себя связь смеха на вдохе/выдохе с его причиной, а также зависимость других типов вокализации от дыхания.

9. Фальшивый смех




Факт: мы отличаем фальшивый смех от настоящего, независимо от национальности.

Порой мы смеемся, чтобы не показывать, что мы расстроены, а порой – из вежливости. Неважно, в угоду боссу или чтобы сгладить неприятную ситуацию, так или иначе, но мы часто используем фальшивый смех. К сожалению или к счастью, не всегда удается обмануть окружающих показной веселостью.

В 2018 году доктор Грег Брайант из Калифорнийского университета опубликовал исследование, показывающее, что способность распознавать настоящий смех свойственна разным культурам. Брайант и его соавторы проверили это на 884 добровольцах из 21 страны на шести континентах. Участники слушали записи смеха, как спонтанного, возникшего в разговоре, так и произведенного по команде.

Независимо от национальности, слушатели могли отличить настоящий смех от поддельного, причем частота угадываний позволяет отрицать случайность. Самые низкие показатели у самоанцев, они правильно определили смех в 56 процентах случаев, а самые высокие – у японских слушателей, которые были правы в 69 процентах случаев. Доктор Брайант также отметил, что фальшивый и настоящий смех имеют разные звуковые свойства, причем показной, по сути, немного больше похож на речь, чем настоящий смех.

8. Консервированный смех




Факт: консервированный смех работает.

Говоря о фальшивом смехе, рассмотрим врезки смеха в ситкомах. Возможно, они не так распространены, как раньше, но вряд ли про них забудут окончательно в ближайшее время. В наши дни критики желают, чтобы эти записи смеха действительно умерли. Проблема в том, что консервированный смех может помочь сделать вещи более смешными.

В 2019 году в журнале Current Biology было проведено исследование доктором Софи Скотт из Лондонского университетского колледжа, в котором изучалось влияние записанных треков смеха в низкосортных комедиях. Вот четыре далеко не смешные шутки, которые были использованы в исследовании:

В каком штате самые маленькие напитки? Мини-сода!

Что динозавр использует для оплаты счетов? Тираннозавровые чеки!

Что такое оранжевое и звучит как «попугай»? Морковка!

Как вы называете человека с лопатой на голове? Выкопанный!

Как видите, смеяться тут не над чем. Семидесяти двум несчастным душам было представлено в общей сложности 40 подобных шуток, которые не сопровождались записанным смехом, ни настоящим, ни фальшивым. Участники оценивали, насколько забавными были эти шутки, по шкале от одного до семи. Результаты показали, что добавление смеха имело эффект; рейтинги выросли примерно на десять процентов с фальшивым смехом и на 15-20 процентов при звучании настоящего.

7. Иммунитет




Факт: смех влияет на иммунную систему.

В исследовании 2003 года изучалось влияние смеха на активность естественных клеток-убийц (также известных как NK-клетки), которые играют важную роль в иммунной системе. Исследователи работали с 33 здоровыми взрослыми женщинами из сельских районов Среднего Запада. Тем, кто находился в экспериментальной группе, показали комедийное видео, а тем, кто находился в контрольной группе, показали видеоролик о туризме.

Женщинам из экспериментальной группы предоставили возможность наблюдать за выступлением Билла Косби, Тима Аллена или Робина Уильямса. Большинство выбрали Косби. Это был 2003 год. Насколько забавным они нашли это видео, было оценено наблюдателем с использованием специальной шкалы, разработанной для исследования (HRS). Затем он оценивал активность NK-клеток как в экспериментальной, так и в контрольной группах. Однако была выявлена зависимость активности NK-клеток от того, насколько смешным показалось видео испытуемым.

Увеличение было особенно выражено для тех, чьи показатели HRS были 25 или выше. С другой стороны, у женщин, которые смотрели комедийное видео, но не находили его смешным, на самом деле снизилась активность NK-клеток.

6. Доминирование




Факт: доминирование и смех

Исследование, проведенное доктором Кристофером Овейсом из Калифорнийского университета в Сан-Диего, показало, что люди с более высоким статусом, как правило, смеются не так, как люди с меньшей властью, и окружающие улавливают эти сигналы.

В 2014 году он решил подтвердить, что статус может повлиять на то, как люди смеются. Предыдущее исследование уже указывало на то, что нахождение во власти может повлиять на акустические аспекты речи. На этот раз различным командам наблюдателей, которые не знали о предмете исследования, демонстрировали видео четырех членов студенческого братства, двух новеньких и двоих, которые состояли в братстве минимум два года. В видео каждый брат по очереди дразнил остальных трех. Их смех оценивался по тому, насколько доминирующе он звучал, а также по таким параметрам, как громкость и высота звука. Доминирующий смех был громче и сильнее, а также более изменчивым по тону. Новые члены братства показывали доминирующий смех, только когда они сами дразнили остальных, тогда как давние братья доминирующе смеялись всегда.

Во втором исследовании в 2016 году 51 студент прослушал 20 записей смеха членов братства. Их попросили оценить социальный статус смехотворца. Как и следовало ожидать, звучащий доминантно смех принадлежал тем, кто был выше по статусу.

5. Психопатия




Факт: сниженная реакция на смех связана с психопатией.

Было проведено немало исследований, призванных определить, возможно ли по поведению ребенка предсказать психопатию во взрослом возрасте. Вы, наверное, слышали, что смех часто называют заразным, а исследования даже показали, что простое слушание смеха подстегивает мозг к тому, чтобы подготовить мышцы лица к смеху. Оказывается, мальчики, которым грозит психопатия во взрослом возрасте, могут быть невосприимчивы к такому заразительному смеху.

В 2017 году исследователи из Лондонского колледжа отобрали 92 мальчика в возрасте от 11 до 16 лет (30 «нормальных» детей в качестве контрольной группы и 62, у которых наблюдались показатели возможной психопатии). Все 62 демонстрировали деструктивное поведение, но были далее разделены в зависимости от того, проявляли ли они также «черствый неэмоциональный характер». Мальчикам делали МРТ во время прослушивания записей подлинного смеха, фальшивого смеха и плача. Участников также попросили оценить, насколько каждый звук подталкивает к ощущению этой эмоции.

МРТ показало, что мозг всех мальчиков реагировал на звук настоящего смеха. Тем не менее, у тех, кто имел как разрушительные формы поведения, так и черство-неэмоциональные черты, была отмечена меньшая активность в областях мозга, связанных со смехом и сопереживанием эмоциям других. Это различие также присутствовало у мальчиков с деструктивным поведением, но которые не были бездушными, хотя и в меньшей степени. Руководитель исследования д-р Эсси Видинг отметил, что трудно сказать, вызвана ли сниженная реакция на смех поведением мальчиков или является его следствием, но результаты абсолютно оправдывают дальнейшие исследования.

4. Аппетит




Факт: смех повышает аппетит.

В 2010 году доктор Ли С. Берк, доктор Джерри Петрофски и другие ученые провели исследование о том, как «радостный смех» (форма эустресса) влияет на уровень гормонов, которые модулируют аппетит. Результаты сравнивались с тем, что случается, когда субъект огорчен.

Четырнадцати участникам показывали комедийное видео по их выбору для провоцирования эустресса и первые 20 минут «Спасти рядового Райана» для переживания. В этом случае все смотрели как смешные, так и огорчающие ролики с интервалом в неделю. На каждом этапе у пациентов измеряли артериальное давление и брали кровь как до, так и после просмотра.

Просмотр тревожного видео не вызвал статистически значимого изменения уровня гормонов аппетита и, по-видимому, никого не заставил голодать. Однако просмотр забавного фильма привел к снижению уровня лептина и увеличению грелина, что также наблюдается после умеренных физических нагрузок. Д-р Берк отметил, что исследование не то чтобы доказало, что смех заставляет вас голодать. Тем не менее, результаты ценны, к примеру, когда речь идет о лечении пациентов, не способных использовать физические упражнения для повышения своего аппетита.

3. Лучшее лекарство




Факт: можно заставить пациента смеяться.

Исследование, опубликованное в The Journal of Clinical Investigation в 2019 году, показало, что электрическая стимуляция определенной части мозга может вызвать смех, а также уменьшить беспокойство. Хотя стимуляция других областей мозга вызывает смех, сообщается, что впервые наблюдается снижение тревожности. Исследовательская группа проводила электрическую стимуляцию мозга у пациентов с эпилепсией. Это может дать представление об источнике судорог.

Работая с 23-летней женщиной, исследователи обнаружили, что стимуляция поясного пучка вызывала неконтролируемый смех, улыбку и чувство спокойствия и расслабления. Ее настроение повысилось, а ее когнитивные способности не были ослаблены стимуляцией. Наблюдая за этим, команда попробовала то же самое на еще двух пациентах и получила те же результаты.

Соавтор исследования доктор Джон Т. Вилли предположил, что этот эффект был получен благодаря связи поясного пуска с другими частями мозга, в том числе ответственными за эмоции. Этот вывод несет в себе множество возможностей для лечения. Прежде всего, это может быть средством облегчения операции на головном мозге, во время которой пациент должен бодрствовать. Эта техника может однажды привести к лечению депрессии, тревоги и хронической боли. На данный момент получение лекарственного эффекта при стимуляции поясного пучка возможно только при инвазивной хирургии, но прогресс в области медицинских технологий в будущем может обеспечить менее радикальную форму лечения.

2. Laughie




Факт: Laughie – это новый вид селфи?

Нравится вам это или нет, но селфи прочно вошли в нашу жизнь. Множество людей во всем мире фотографируются своими смартфонами и загружают снимки в социальные сети, к удовольствию или огорчению своих сверстников. Для некоторых селфи являются признаком упадка общества; для других они становятся формой самоутверждения и даже лекарством. Но как насчет Laughie?

В исследовании, опубликованном в 2019 году, Фрида Гонот Шупинский, аспирант Университета Дерби, работающий под руководством доктора Гулкана Гарипа, изучала влияние смеха на самочувствие. В частности, это исследование включало в себя Laughie, запись на смартфоне собственного радостного смеха, который можно слушать при желании.

Двадцать один участник в возрасте от 25 до 93 лет записал видео своего смеха и воспроизводил его три раза в день в течение недели. В 89 процентах этих сессий участники смеялись во время просмотра. Девятнадцать из них сообщили об улучшении самочувствия после окончания недели. Кажется, смех заразителен, даже если он ваш собственный.

1. Смеющиеся крысы

Факт: крысы умеют смеяться.

Смех не является уникальной способностью людей. Мы это уже поняли при сравнении смеха младенцев и шимпанзе. А вот другое животное, у которого наблюдается смех, может быть сюрпризом. Это… крысы.

Согласно исследованию, проведенному в 2000 году, крысы при щекотании издают те же звуки, что и при игре. Эти звуки, как правило, находятся за пределами человеческого слухового диапазона. Некоторым крысам также очень нравилось, когда их щекотали, вплоть до того, что они следовали за рукой ученого, который это делал.




https://youtu.be/KnHtxknPVvg

В исследовании 2016 года исследователи из берлинского Центра вычислительной неврологии также щекотали крыс. Они проверили реакцию грызунов на сильную щекотку, мягкую и погоню. Игра в погоню и сильная щекотка заставили крыс издавать свои счастливые хихикающие звуки. Посредством использования электродов было показано, что все три вида активности способствуют повышению активности соматосенсорных корковых клеток мозга крыс. Электрическая стимуляция в этом регионе также заставляла животных смеяться, хотя неизвестно, действительно ли грызуны наслаждались этой стимуляцией.

Примечательно, что если крысам становилось тревожно (в этом случае их ставили на высокий постамент при ярком освещении), то и счастливая вокализация, и активность соматосенсорной коры в ответ на щекотку были заметно снижены. Это было воспринято как подтверждение того, что хихиканье и мозговая активность крыс в предыдущих условиях не были признаками тревоги.

Специально для читателей моего блога Muz4in.Net – по материалам сайта listverse.com

https://vitkvv2017.livejournal.com/5908575.html





Реальная история: Как нелюбовь может убить, а любовь воскресить к жизни

Реальная история: Как нелюбовь может убить, а любовь воскресить к жизни





В 1943 году в обычной американской семье с обычной фамилией Скотт в штате Огайо родились девочки-близняшки. Их назвали Джудит и Джойс. Хотя они были близнецами, всех удивляло, как разительно они непохожи. Джойс была миленькой, Джудит считали страшненькой. Но родители твёрдо были намерены не выделять ни одну. Их с самого начала одинаково одевали, поощряли дружить и помогать друг другу, дарили одинаковые игрушки. Джудит, правда, была немного странная: почти не говорила. Но все надеялись, что школа это выправит.

История большой сестринской любви

Однако Джудит Скотт знала о том, как выглядит счастье, - больше, чем кто-либо другой.
До семи с половиной лет она купалась в нем, пробовала на вкус, вдыхала его ни с чем несравнимый запах.

Джойс тоже была - счастьем. Каких только игр ни выдумывала неразлучная парочка! Сестра рассказывала Джудит сказки на ночь, а утром девчонки снова неслись по пыльным тропинкам куда-нибудь в заросли кукурузы навстречу приключениям. А потом наступила осень, и счастье кончилось.

Подписывайтесь на наш аккаунт в INSTAGRAM!

Джойс пошла в первый класс. Джудит тоже отвели в школу - но лишь однажды. Там от нее чего-то хотели, что-то спрашивали, но что?..

Джудит не приняли в школу.

Только Джойс умела разговаривать с Джуди, она была ее переводчиком всегда и везде. Почему-то никого другого она не могла понять, даже маму с папой. До конца жизни она не поняла и того, что случилось страшной ночью - 18 октября 1950 года. Она проснулась на руках у отца, он нес ее к автомобилю. Было темно. Теперь в ее жизни всегда будет сумрачно. И родителей у нее больше не будет: опекуном девочки отныне станет штат Огайо.

О том, что у Джудит синдром Дауна, родителям сообщили лишь через несколько месяцев после рождения близнецов и сразу поставили на ней жирный крест. О состоянии этом знали тогда мало, даже врачи. Единственное, что они могли сказать: ребенок проживет не дольше 13 лет и будет тормозить развитие здоровой сестры.

Дом, в который отвезли семилетнюю Джудит назывался приютом для слабоумных. Тогда еще в ходу были подобные слова, даже в прогрессивной Америке. А вот о «реабилитации» или «социальной адаптации» никто не слышал.

Такие близнецы называются дизиготными. Но Джудит не повезло дважды: в младенчестве она перенесла скарлатину, которой чудом избежала сестра, после чего потеряла слух.

Невероятно, но о ее глухоте никто не догадывался в течение нескольких лет, а неспособность говорить и воспринимать вербальную информацию приписывали глубокой умственной отсталости.

В школу для детей с отставанием в развитии Джудит тоже не приняли. Там Джудит признали необучаемой, присвоили ей коэффициент интеллекта, равный чуть ли не нулю - и принялись убеждать родителей «принять решение».

Не надо строго винить учителей, а также медиков, психологов и местного пастора: все эти добрые жители Цинциннати действовали из самых благих побуждений. В те времена «особые» дети не жили в семьях, это было столь же неслыханно, как, скажем, живущий в типовом благопристойном особнячке огромный гризли или вонючий скунс. Место и тех, и других было в клетке.

Располагалось заведение, куда определили Джудит, в городе Коламбус, в 100 милях от родного дома. Здесь проведет она взаперти 36 лет. О том, что переживала Джудит, мы можем только догадываться. Больными детьми в тех домах никто по сути и не занимался.




Вот редкая запись из личного дела Джудит Скотт: «Не может найти контакта с окружающим, с другими детьми. Беспокойна, ест неопрятно, рвет одежду, бьет других детей».

В другом кратком отчете рассказывается о том, как у девочки конфисковали карандаши, когда она попыталась присоединиться к группе рисующих детей. Ей объяснили (!), что она слишком умственна отстала для таких занятий. Эта запись особенно интересна, ведь речь идет о человеке, чьи работы пополнят коллекции ведущих музеев мира. Но мы забегаем вперед.

Ее сестра-близнец Джойс росла очень печальным ребенком. Сказать, что она тяжело переживала разлуку с сестрой - все равно, что не сказать ничего. То утро, когда она, проснувшись, не обнаружила сестры рядом, раскололо жизнь надвое. Никто не объяснил ей толком, почему так произошло. Джудит была ее частью, ее половинкой. И все последующие годы Джойс посвятила тому, чтобы заполнить эту пустоту.

Родители терзались чувством вины. Вскоре попала в больницу мама - с приступом тяжелейшей депрессии, из которой она не вылезет до конца своих дней. А потом случится инфаркт у отца, спустя четыре года он умрет, так до конца не оправившись и оставив семью на грани нищеты.

А Джудит... Она осталась в заточении.

Такие истории в пятидесятых случались тысячами. Они заканчивались тем, что однажды, через много десятилетий, помещённый в клинику родственник умирал. Другие родственники или забывали о нём, или вспоминали с крайним стыдом: не потому, что выкинули близкого человека из своей жизни, а потому, что у них был такой вот неправильный близкий человек.

Джудит действительно очень повлияла на развитие Джойс — тем, что однажды пропала из её жизни.

Подписывайтесь на Эконет в Pinterest!

Оставшуюся девочку будто подменили. Сейчас бы у неё заподозрили развитие депрессии, а тогда она вдруг стала очень печальным ребёнком.

После школы Джойс твёрдо решила стать медсестрой и заботиться о больных детях. Изо всех детей она предпочитала малышей с синдромом Дауна — так похожих на Джудит. Ради этих малышей она выучилась на клинического психолога, повысила квалификацию до специалиста по особенностям развития. Но ни один из её маленьких пациентов не был Джудит. Разве может вообще один человек заменить другого?

Под каждого дорогого и близкого человека в сердце появляется своя особенная выемка, место только для него. Выемка для Джудит была открытой раной.

Джойс писала стихи и книги, а рана не затягивалась, каким бы почтенным ни считался метод работы с болью через искусство. Джойс выступала с докладами и боролась за права людей с ментальными проблемами, но рана не затягивалась, потому что за Джудит никто не боролся в её семь лет.




В сорок два года Джойс поняла, что сестра может быть всё ещё жива, вопреки всему, что ей говорили. Тысячи людей с синдромом Дауна переживали подростковый возраст! Единицы доживали до пятидесяти, но даже один шанс из миллиона — это ведь шанс?

Джойс начала буквально терзать маму — та не хотела отвечать ни на какие вопросы, заливалась слезами, просила забыть об этом. Джойс была жестока и непреклонна.

Она выяснила всё, что могла, подняла все документы, до которых дотянулась, и нашла клинику, в которую положили сестру.

Джудит была жива. Это было почти невероятно. Люди с синдромом Дауна редко жили так долго. Люди с синдромом Дауна приходили в психушках в отчаяние; а если бы у кого-то нашлось там для Джудит доброе слово, она бы даже его не услышала! В медицинской карточке о ней были только самые нелестные отзывы. Неудивительно, что ей давали психотропные вещества.

Можно было ожидать, что от прежней Джудит не осталось почти ничего, или даже вовсе ничего. Но Джудит осталась. Она осталась сама собой. Увидев Джойс, она зарыдала. Она сразу узнала сестру — давно уже взрослую, давно уже со своими собственными детьми, с другой причёской, в другой одежде. Какая разница, если это была Джойс. Какая разница, думала Джойс, что бы в ней ни осталось от Джудит — если это Джудит.

Джойс прошла все круги бюрократического ада, оформляя опеку над сестрой на себя. Всё это время она навещала Джудит, хотя эти визиты были отдельным адом — ведь Джудит при виде сестры рыдала так, что разорвалось бы любое сердце. Но в сорок четыре года Джудит вернулась к семье. Она поехала с Джойс в новый дом сестры, в штат Оклахома.

Невероятное совпадение, именно в Оклахоме работал единственный тогда центр художественной реабилитации. Джойс, помня запись из карты Джудит — о том, как она, маленькая, всё время пыталась в клинике рисовать, а медсёстры отняли у неё карандаши из-за «агрессивности» — записала её в этот центр в надежде порадовать и вернуть интерес к жизни. Два года Джудит посещала его безропотно, но не интересовало её ничего. Ей говорили лепить — она мяла глину. Ей говорили рисовать — она механически оставляла цветные пятна на бумаге. Джойс, глядя на это, поняла, что искусству больше нет места в мире Джудит. Эту часть Джудит разрушили. Возможно, стоило перестать возить сестру так далеко ради совершенно бессмысленных занятий.




Как всегда, в дело вмешался случай. Джудит «дохаживала» — посещала центр, пока не кончится предоплаченный абонемент. Она попала на урок работы с текстилем и совершенно преобразилась. Джудит впервые глядела на происходящее с интересом. Она впервые даже не попробовала выполнить задание. Она схватила нитки и какие-то прутики и начала создавать нечто удивительное, экспрессивное, притом совершенно бесформенное — свою первую текстильную скульптуру.

Созданные ею тогда трехмерные объекты невозможно отнести к какому-либо направлению, и даже названия им подобрать нельзя. Что это было? Да просто ивовые прутья, обмотанные пряжей и тканью. А ещё Джудит… научилась говорить.

Много позже, во время одной из первых выставок, профессиональные критики воскликнут: эти скульптуры стоят тысячи долларов! А пока это был просто шанс вернуть сестре Джойс интерес к жизни.

Джудит прожила невероятно долго для женщины с синдромом Дауна, которая оказалась в детстве в психиатрической клинике среди равнодушных людей, тридцать лет глотала психотропные препараты, тридцать лет не могла найти себе друга и забыть свою семью: шестьдесят один год. Она жила ради творчества. Она творила не останавливаясь.

Она всегда знала, когда закончила работу. Почти всегда делала каждую скульптуру в двойном экземпляре — порождала «близнецов», создавала рукотворной мир «двойняшек». Эти близнецы порой «тянутся» друг к другу. Её скульптуры были крошечными и огромными. Когда руководители и преподаватели центра поняли, что видят перед собой, Джудит выдали отдельный стол и карт-бланш. Она творила за своим столом много лет, оставляя на нём неоконченные работы до следующего визита. Ей дозволялось брать любой предмет или материал.

Она не останавливалась до самой смерти. За это время из ее крошечных ручек вышло более 200 скульптур-коконов разного размера - от миниатюрных до гигантских. Заканчивая одну скульптуру, она с силой отталкивала ее от себя, отряхивала ручки и тут же принималась за следующую.

Если сложить все работы Джудит, выставить их по времени изготовления, получается нечто невероятное: это единая повесть о её жизни. Яркие, радостные воспоминания детства — в самом начале. Мрачные, тёмные скульптуры, говорящие о разлуке и жизни в клинике — дальше. Тянущиеся близнецы — постоянный мотив в этой повести, первого в мире связного повествования, созданного заведомо невербальным человеком.

Страх уходил. Она стала уверенной в себе, полной внутреннего достоинства дамой. Полюбила яркие украшения, пёстрые шарфы — в общем, одевалась совсем как принято среди экстравагантных художниц. Откуда в ней оставалось столько силы, чтобы после тридцати лет заточения, холода, унижений вернуться как личность? Одного искусства для этого мало. Ответ, наверное, только в одном имени: Джойс. Сестринская любовь сделала возможной эту невероятную историю, сестринская дружба с колыбели до встречи после долгой разлуки и далее.

Когда на первой выставке Джудит работы увидели критики, то просто ахнули. Уровень экспрессии, подбор красок и фактур — всё это ставило «поделки» женщины с синдромом Дауна в один ряд с абстракционистами начала двадцатого века. Разница была в том, что вместо красок или гипса Джудит использовала нитки и тряпки поверх твёрдой основы.

Ее первая выставка состоялась в 1991 году, в 1999 прошла более крупная, а одновременно вышла посвященная ей книга Джона Макрегора. Джудит Скотт становилась известной. Музеи и галереи по всему миру стали устраивать выставки с ее участием, покупать работы для своих коллекций.

Инвалидность - лишь штрих в ее биографии, не более того, ведь она сама намного больше и своей биографии и своих «ограниченных возможностей здоровья».
Некоторые критики называют ее талант сверхъестественным, а ее саму - гением. Другим работы кажутся странными и неприятными.

Единственная параллель ее «тотемам» (так искусствоведы иногда называют творения Джудит Скотт) в мировом искусстве и декоративно-прикладном творчестве - это объекты, которые создают на Мали и в Бенине (вряд ли Джудит была в курсе насчет существования этих стран, как и Африки в целом).
Согласно тамошней символике, обернуть объект тканью - значит привести тело и душу в первоначальную гармонию. Такая вот первобытная психотерапия. Именно это и делало искусство с самой художницей.

Джудит, зашуганная мышка Джудит, «тварь дрожащая», очень быстро преображалась. Искусство меняло ее - нет, скорее, просто помогало найти себя, собственную личность, которая оставалась для Джудит таинственной незнакомкой. Теперь она несла свое крохотное тело (ростом художница была чуть больше метра) с невероятным достоинством.

Очень быстро недавняя обитательница приюта для убогих развила свой собственный стиль в одежде. Она питала страсть к экзотическим нарядам, браслетам, длинным бусам, крошечным брошкам… Это тоже был способ говорить с миром.




Джудит умерла в 2005 году у сестры на руках, на 39 лет пережив отпущенный ей медиками срок.

«Знаете, что было самым поразительным в ней? - говорит Джойс Скотт. - То, что Джудит сумела пережить все, что выпало на ее долю. И не просто пережить, а показать всему миру, как тот, кого общество вышвырнуло на помойку, может вернуться и доказать, что он способен на выдающиеся свершения. И даже больше этого - пример моей сестры дает надежду каждому человеку. Ведь если смогла она, и другой сможет. В каждом из нас дремлет великая красота.»

Сегодня скульптуры Джудит хранятся в музеях Нью-Йорка, Лондона и Парижа. Их цена доходит до 20 000 долларов, а если бы все эти скульптуры оставили в виде единой повести, эта композиция оказалась бы бесценной — так говорят искусствоведы.

Те, кто попадал в зал с этими скульптурами, ничего не зная о художнице, рассказывали потом о странном ощущении, о почти сверхъестественном трепете, который охватывал их. Просто гениальность — гениальность маленькой, глухой, провалившей экзамен в школу, женщины... с синдромом Дауна.опубликовано econet.ru.

Автор Наталья Шевченко


https://vitkvv2017.livejournal.com/5908160.html